Экспансия Атмосферного океана и космоса.

Атмосферный океан

Борьба за существование 

Нижней границей Атмосферы служит поверхность земли; если бы плотность атмосферного воздуха оставалась на всех ее высотах той нее, что у нижней границы, то верхняя граница  лежала бы на высоте ок. 7.800 м (т. н. «высота однородной Атмосферы») и масса равнялась бы 5,2 триллиона кг или ок. 0,000001 массы земного шара. На самом же деле, плотность Атмосферы с высотой быстро уменьшается, и плавно переходит в межпланетное пространство, так что верхней границы Атмосферы не существует вообще.

 Из наблюдений над различного рода световыми явлениями, имеющими место в Атмосфере, можно установить, что они происходят не во всей толще, а ограничены некоторыми пределами, выше которых явления обычно уже не наблюдаются. Для явления сумерек (см.) этот предел равен 60—-70 км, для светящихся облаков (см.)—70—80 км: падающие звезды (см.) дают границу в 200—300 км, а высота северных сияний (см.) в среднем достигает 300 км, в отдельных нее случаях доходит до 750 км. Эти цифры показывают, что в приведенных пределах плотность воздуха еще достаточно велика, чтобы вызвать соответствующие явления (отражение света—в случае сумерек, электрический разряд—-в случае северного сияния и т. п.).

Воздушные массы Атмосферного океана — большие объемы воздуха тропосферы, обладающие однородными свойствами?

 Свойства воздушных масс определяются территорией или акваторией, над которой они формируются. В связи с различиями по влажности выделяют два подтипа — континентальный (материковый) и океанический (морской). По температуре выделяют четыре главных (зональных) типа воздушных масс: экваториальный, тропический, умеренный, арктический (антарктический).

Составляющий Атмосферного океана:

  • газ—воздух—является механической смесью нескольких газов. По данным Ганна, в каждой единице объема сухого и чистого воздуха находится:
  • азота — 78,03 %,
  • кислорода — 20.99%,
  • аргона — 0.94%,
  • углекислоты — 0,03%,
  • неона—0,0012%,
  • гелия—0,0004% и
  • крайне незначительные количества криптона и ксенона.
  • Вследствие того, что благодаря ветрам, а также нагреванию и охлаждению земли, воздух, примерно, до 10,5 км находится в состоянии постоянного перемешивания, состав его до этой высоты остается постоянным.

На больших высотах состав воздуха, как показывают вычисления и подтверждают некоторые наблюдения (северное сияние, падение метеоров и т. д.), совершенно иной. Там газы распределяются, сообразно своей плотности, слоями:

  • более тяжелые в большем количестве—внизу, а
  •  более легкие—вверху.

Рис. 1

дает распределение газов до высоты 500 км. Из него видно, что, приблизительно, до 110 кm  состоит преимущественно из азота, а с 250 км преобладающее значение переходит к водороду. В 1921 норвежским физиком Вегардом была выдвинута теория, согласно которой верхние слои состоят из твердого кристаллического азота (см. Северные сияния). Теория эта не может, однако, считаться прочно обоснованной.

Краткая характеристика слоёв атмосферы?

Количество водяных паров в воздухе представляет величину переменную и может колебаться почти от 0 до 4% общего объема Атмосферы. Кроме указанных выше газов, в воздухе, особенно в его нижних слоях, находится множество примесей, состоящих из мельчайших твердых частиц, плавающих в нем и носящих общее название—пыли. Как в таком количество пыли в окружающем нас воздухе, видно потому, напр., что в Ольдгеме, крупном англ. фабричном городе, в 1915—16 ежемесячно в среднем оседало из воздуха примесей ок. 31 m на 1 км2, и даже в маленьком провинциальном городе Мальверне примеси дают ок. 2 m на 1 км2 в месяц.

О числе и размерах пылинок можно судить из того, что Эйткен помощью своего пылемера (см.) находил при хорошей погоде ок. 250 т. частиц в 1 см3 воздуха, а юо курильщик при каждой затяжке выпускает в воздух 4 миллиарда мельчайших частиц. Эти примеси играют  распределение значительную роль в arm в атмосфере (до вы 2 0 0 -0 10 20 30 40 60 СО 70 80 90 целом ряде атмосферных явлений.

Рис. 1.

Присутствие их в 500 км :

  • Ar—аргон,
  • О—кислород,
  • N—азот,
  • Не— гелий,
  •  H—водород.

Образует ту дымку или мглу, к-рая часто наблюдается в хорошую погоду и в большой степени является причиной сумерек и тех красивых оттенков, которыми мы любуемся при восходе и заходе солнца. Голубой цвет неба, по крайней мере отчасти, обязан своим происхождением пылинкам; они же служат ядрышками, около которых собираются и оседают водяные пары, способствуя образованию туманов и осадков.

Структура Атмосферы? Циркуляция атмосферы — система воздушных течений на земном шаре.

Из того обстоятельства, что Атмосфера до некоторой высоты, как упомянуто выше, находится в процессе постоянного перемешивания, казалось бы, следовало ожидать, что не только процентное соотношение газов, но и температура воздуха будут повсюду одинаковыми, аналогично тому, как это имеет место при перемешивании, скажем, воды в стакане. Однако, аналогия со стаканом воды не может быть перенесена целиком на Атмосферу, т. к. температура здесь обусловливается не только внешними факторами, как нагревание солнцем, но также рядом внутренних—выделением скрытой теплоты при образовании осадков, понижением давления и т. д., и потому перемешивание приводит к выравниванию не обыкновенной, а т. н. потенциальной температуры.

 Обработка данных, полученных помощью шаров-зондов (см.), показывает, что температура воздуха при поднятии вначале довольно правильно понижается на5°—7° на каждый км, а затем, начиная с некоторой высоты, падение резко прекращается, и температура остается постоянной а иногда даже несколько повышается. Т. о., проходящая на этой высоте поверхность делит земную Атмосферу на два слоя:

  1. тропосферу, внутри которой температура по мере возрастания высоты убывает, и
  2. стратосферу, где убывание температуры при поднятии на большую высоту прекращается, а иногда переходит в повышение.

Граница этой поверхности ие остается постоянной и над экватором лежит выше (ок. 17 км), чем над полюсами (ок. 8 км), над континентами—ниже, чем над океанами (по крайней мере в средних широтах). В средних широтах указанная граница находится на высоте ок. 10,5 км. Кроме того, она несколько изменяется как от сезона к сезону (летом лежит выше, зимой—ниже), так и от одного дня к другому. Температура воздуха в стратосфере над экватором значительно ниже, чем над полюсами; т. о., в очень высоких слоях распределение температуры, по-видимому, обратно тому, которое наблюдается в нижних слоях.

На границе между тропосферой и стратосферой развиваются колебательные движения, которые можно наблюдать как температурные волны. Этот переходный слой носит название субстратосферы или тропопаузы.

Общая циркуляция атмосферы — система воздушных течений на земном шаре, которая способствует переносу тепла и влаги из одних районов в другие.

Вследствие, гл. обр., неравномерного нагревания земной поверхности у полюсов и на экваторе в Атмосфере происходит непрерывное перемещение или круговорот воздушных масс, известный под именем общей циркуляции. Подробности этого круговорота, за недостатком наблюдений, особенно относящихся к верхним слоям, еще не вполне ясны. Изучение круговорота начато было давно и имело большое значение в деле развития морских путей и вообще культурного развития человечества.

Основные черты общей циркуляции сводятся к следующему. Вдоль термического экватора (см.) и в узкой полосе около него перемещения воздуха в горизонтальном направлении почти не наблюдается, —имеет место т. н. экваториальная зона штилей. По обе же стороны от нее, примерно до 30°—35° сев. и юж. широты, движение воздуха имеет в течение всего года постоянное направление, в сев. полушарии от В. (вблизи зоны штилей) до С.-В., а в южном—от В. до Ю.-В. Это движение носит название пассатов: сев.-восточного в нашем полушарии и юго-вост. в южном. Граница пассатов и штилевой зоны в течение года несколько перемещается, летом в сторону полюсов, зимой—по направлению к экватору, как видно из таблицы, указывающей размеры каждой зоны.

таблицы

Средняя скорость перемещения возлуха в центр, части пассатов равна 6—8 м/сек., при чем зимой скорость повсюду больше, чем летом. Пассаты были открыты почти одновременно астрономом Гадлеем (1686) и знаменитым мореплавателем Дампьером (1705).—На полярных границах пассатов существуют вторые зоны затишья, т. н. вне тропические зоны штилей, известные также под именем «конских широт» ; за ними лежат области с явным преобладанием движения западных направлений: в сев. полушарии с преобладанием юго-зап. и зап.-юго-зап., в южном—сев.-зап. и зап.-сев.-зап. Ветры этих областей, впрочем, далеко не отличаются таким постоянством, как пассаты..

Т. о., в общих чертах, в каждом полушарии имеются три различных области или системы ве тров: в тропическом поясе ветры направлены от В. и к экватору; в внетропическом—от 3 . и к полюсу; в полярном—опять от В. и к экватору. Схематически это распределение систем ветра представлено на рис. 2. Указанные системы ветров наиболее правильно и резко выражены на океанах; на материках и вблизи их они испытывают ряд изменений, особенно заметных во внетропической полосе сев. полушария, где ветры периодически, в зависимости от времени года, изменяют свое направление на прямо противоположное.

рис. 2

 Такие ветры, дующие с большим постоянством и правильностью в противоположных направлениях в различные времена года, носят название муссонов или сезонных ветров. Ближайшей причиной вышеприведенного распределения систем ветров является то обстоятельство, что области конских широт совпадают с областями высокого атмосферного давления (см.), вследствие чего градиент давления (см.) направлен в сторону экватора. Правда, в силу этого в сев. полушарии следовало бы ожидать перемещения воздуха в направлении с С., а в южном—с Ю., но в силу вращения земли ветер на своем пути все больше отклоняется вправо, становясь постепенно сев.-вост., вост, сев.-вост. и даже восточным.

 В юж. полушарии градиент в тропиках направлен с К), на С., но в силу отклонения влево, мы имеем не чисто южные, а юго-вост., вост.-юговост. и вост. ветры. Между тропиками и полярным кругом градиент направлен в сев. иолуш. с Ю. на С., а в южном, наоборот, с С. на 10., но ветры отклоняются к 3.; за полярным кругом, где давление растет,— ветер опять имеет направление от полюса с отклонением к В. — Не трудно видеть, что там, где области высокого и низкого давления в течение года не изменяют своего взаимного расположения, ветры все время имеют устойчивый характер (пассаты); напротив, там, где эти области являются обратимыми, т.-е. в течение года как бы меняются местами, ветер также изменяется на прямо противоположный, т.-е. приобретает характер муссонов.

Так, напр., муссоны, —юго-зап. летом и сев.-вост. зимой,— у берегов Индии и Китая объясняются тем, что летом во всей Центр. Азии находится область низкого, а в Южно-Индийском океане—высокого давления; зимой, наоборот, область высокого давления охватывает всю Азию, а низкое давление находится на океане. Точно так же муссонный характер имеет в СССР распределение ветров на берегах Японского и Каспийского морей и на Мурмане, где зимой они дуют с суши к морю, а летом с моря на сушу.

 Сравнительно малая, в среднем, устойчивость ветра в зоне между тропиками и полярным кругом объясняется частым прохождением в этой зоне областей высокого и низкого давления, вследствие чего здесь нет устойчивого распределения названных областей. Если бы воздух, притекающий к экватору, оставался у поверхности земли, то непрерывно прибывающие массы воздуха, в силу увеличения общей плотности, стали бы повышать давление; оно сделалось бы выше, чем в соседних районах, и, следовательно, начался бы отток воздуха от экватора. Т. к. последнего обстоятельства не происходит, то излишки воздуха, очевидно, поднимаются кверху.

Не следует, однако, думать, что это поднятие происходит в виде непрерывного вертикального потока, в роде того, как в печных трубах или над пламенем свечи. Наоборот, оно происходит, вероятно, очень беспорядочно, как при помощи турбулентных двиоюений (см.), так и вообще вихревых движений (см.), которые забирают воздух из одного слоя и перебрасывают его в другой. В одних местах при этом происходит поднятие воздуха, в других опускание, в среднем же поднятие воздуха над экватором значительно больше опускания.

Ветер характеризуется скоростью (км/час) и направлением (его направление определяется стороной горизонта, откуда он дует, т. е. северный ветер дует с севера на юг).

Наблюдения над движением облаков, шаров-зондов, небольших, выпускаемых без приборов, шаров-пилотов, наконец, над выпадением пепла после извержения вулканов дают возможность получить общее представление о характере воздушных течений в более высоких слоях А. Эти наблюдения прежде всего обнаруживают, что системы ветров, близких к земной поверхности, имеют сравнительно небольшое вертикальное распространение и что А. как бы разделена на ряд лежащих друг над другом пластов с особым в каждом из них направлением воздушных течений.

Оказывается, что над экваториальной зоной штилей почти до границ тропосферы, т.-е. до высоты, примерно, в 16 км, в течение всего года наблюдается устойчивое, со скоростью ок. 40 м/сек. перемещение воздушных масс в направлении с В. на 3. По мере удаления от экватора это верхнее течение, отклоняясь постепенно,—в нашем полушарии вправо (Ю.-В., Ю., Ю.-З), в южном влево (С.-В., С., С.-З.),—становится над внетропическими зонами штилей чисто западным, а над областями пассатов имеет направление прямо противоположное дующему внизу ветру, вследствие чего оно и носит в этих местах название возвратных пассатов или антипассатов.

По исследованиям Свердрупа между этими противоположно-направленными течениями существует переходная зона штилей или слабых переменных ветров, толщиной в среднем в 300—600 м. Отличительной особенностью переходной зоны является существование внутри нее двух слоев с температурной инверсией (см.). Один из них совпадает с верхней границей зоны и связан с изменением направления воздушного течения и переходом к антипассатам, а второй лежит несколько выше нижней поверхности зоны и, совпадая с верхней границей облаков, отмечает предел, выше которого поднимающиеся с земной поверхности частицы воздуха проникнуть, вообще говоря, не могут.

Иногда оба слоя инверсии сливаются, и в таком случае толща инверсионного слоя может достигать значительных величин (100 м и больше). Обе пограничные поверхности переходной зоны не лежат на вполне определенной высоте, а подвержены значительным колебаниям по вертикали в зависимости от времени года и места наблюдения. У границ пассатов со стороны полюсов, т.-е. около 35° широты, высота, на которой начинается антипассат, обращается в нуль; поэтому выше, в средних широтах, преобладающее направление ветра у поверхности совпадает с направлением антипассата.

Более детальное исследование области пассатов сев. части Атлантического океана показало, что в среднем здесь толща пассата колеблется между 1 и 4 км, промежуточная зона имеет в высоту ок. 2 км, а наибольшего развития антипассат достигает на уровне 5—7 км.—За полярными границами пассатов верхнее течение не имеет той устойчивости и правильности, как в тропиках, но в общем сохраняет направление движения с 3. на В., так что здесь во всей исследованной пока толще Атмосферы наблюдается перемещение воздушных масс с 3., с тем лишь различием, что у поверхности земли ветер направлен в сторону полюсов, а в более верхних слоях имеется составляющая от полюсов к экватору.

 Незначительное число наблюдений в широтах, лежащих ближе к полюсам, не позволяет говорить с определенностью о характере воздушных течений в этом районе, но, по-видимому, и здесь над ветрами с вост. составляющей имеется течение с преобладанием зап. направлений и, аналогично области тропиков, между верхним и нижним течением существует поверхность (вернее зона) раздела. Связанная с инверсией температуры и скачком силы ветра эта поверхность, несколько наклоненная в сторону более высоких широт и опускающаяся в виде занавеси до самой земли, образует в результате пересечения с земной поверхностью неправильную волнообразную линию, носящую название «линии полярного фронта», к-рая, по-видимому, опоясывает земной шар, как в сев., так и в юж. полушарии и играет большую роль в погоде средних широт, ров в среднем слое атмо схематическое сферы (з.ооо—ю.ооо м). изображение верхних течений на высоте между 3 и 10 км представляет

рисунок 3.

Давление атмосферы — это давление, оказываемое воздухом на земную поверхность и все находящиеся на ней предметы.

Нормальное атмосферное давление на уровне океана — 760 мм рт. ст., с высотой значение нормального давления уменьшается. Давление тёплого воздуха меньше, чем холодного, так как при нагревании воздух расширяется, а при охлаждении — сжимается. Общее распределение давления на Земле имеет зональный характер, нагревание и охлаждение воздуха от поверхности Земли сопровождается его перераспределением и изменением давления. Исходя из него, можно заключить, что на этой высоте распределение давления воздуха имеет иной характер, чем у поверхности земли, а именно, что низкое давление над экватором заменяется высоким, и градиент направлен к полюсам,— что вполне согласуется с вычисленными Тейсеран де-Бором.

За последнее время в некоторых, правда немногих, случаях удавалось проследить движение шаров-зондов и шаров-пилотов до высоты 30 с небольшим км. М. пр., такие наблюдения производились в Батавии. Они показывают, что в тропиках на довольно большой высоте над антипассатом появляется вновь течение с составляющей, направленной к экватору, т. н. верхний пассат, над которым расположен пласт сильных зап. ветров, в свою очередь уступающих место вост. ветрам. Т. к. эти ветры, повидимому, тождественны с тем течением, к-рое после извержения в 1883 вулкана Кракатау разносило пепел с В. на 3. вокруг всего земного шара, то они получили название ветров Кракатау.

Если ограничиться тропосферой, то из сказанного следует, что системы ветров одного полушария являются зеркальным отражением другого и что общая циркуляция А. каждого полушария состоит из трех частей: тропической, внетропической и полярной. В первой из них циркуляция имеет довольно устойчивый характер и происходит вблизи земли из районов, вообще говоря, с более низкой температурой по направлению к экватору, где, после поднятия кверху, начинается растекание воздуха в сторону полюса и частичное опускание его у полярных границ пассатов.

Этот круговорот можно сравнить с широким кольцевым вихрем, вращающимся вокруг горизонтальной оси в направлении с В. на 3.; нижнюю его часть образуют пассаты, верхнюю—антипассаты, в области экваториальных штилей происходит поднятие, а у границ пассатов—опускание воздушных масс.—В умеренных широтах перемещение воздушных масс не имеет той правильности и простоты, как в экваториальной области. Правда, в среднем и здесь обнаруживается определенное движение с 3. на В., в сторону полюса у поверхности земли (т. н. «экваториальный ток») и от полюсов в верхних слоях, вследствие чего и здесь можно говорить о вихре с горизонтальной осью, хотя и менее резко выраженном.

 В действительности же аналогично тому, как в большой реке водяные частицы, подхватываемые то тем, то другим водоворотом, совершают крайне сложный и запутанный путь и не имеют правильного общего переноса, так и здесь, под влиянием прохождения многочисленных циклонов и антициклонов, воздух из нижних широт в более высокие и обратно попадает лишь обходными беспорядочными путями.—В полярной части циркуляция слагается, по-видимому, из движения воздуха вблизи земли от полюса (т. н. «полярный ток») к линии полярного фронта, где происходит его поднятие по наклонной плоскости фронта с растеканием в верхних слоях в сторону полюса и с последующим опусканием на землю, т.-е. циркуляция опять имеет вид кольцевого вихря.

Ни один из этих вихрей, по-видимому, не представляет собой замкнутой самостоятельной системы, а все они тесно связаны между собой, как бы образуя совокупность зубчатых колес, соединенных общим назначением—переносить воздушные массы от экватора к полюсам и обратно, обеспечивая, т. о., более равномерное распределение тепла по земной поверхности.—В первом столбце помещаемой ниже таблицы приведены (для различных широт) средние годовые температуры, которые наблюдались бы у поверхности земли при полном отсутствии воздушных течений, во втором и третьем столбцах—выведенные из наблюдений нормальные температуры широт сев. и юж. полушарий, и в четвертом и пятом— разности между фактическими и вычисленными температурами в каждом полушарии.

Недостаток данных не позволяет в наст, время получить подобные разности температуры для столба воздуха, хотя бы в 20 км, но все же таблица ясно обнаруживает рать циркуляции А., к-рая не позволяет, чтобы все живущее в более высоких широтах замерзло от холода. Наглядную схему общей циркуляции дает рис. 4 (для сев. полушария), заимствованный из работ Бьеркнеса. Здесь на внутреннем полукруге изображено направление ветра вблизи земной поверхности, а внешняя часть фигуры представляет сильно схематизированный меридиональный разрез тропосферы с изображением вертикального сечения тех вихрей, о к-рых говорилось выше.

рис. 4

Пунктирные линии отмечают положение поверхности раздела с между пассатами и антипассатами внутри экваториального вихря и поверхность полярного фронта. Стрелки, изображенные двойной линией, указывают, что вихрь образуется теплыми течениями, берущими свое начало в тропиках, сплошные же отв сев. полушарии. носятся к холодному приполярному вихрю.

На чертеже ясно виден вблизи полюса резервуар холода, образующего т. н. полярную шапку , состоящую из сильно охлажденных масс воздуха, заключенных между поверхностью полярного фронта и поверхностью земли. В зависимости от увеличения или уменьшения воздушных масс в этом резервуаре линия полярного фронта то перемещается в сторону экватора, то отступает к полюсу, непрерывно находясь в состоянии движения.

Вторичная Циркуляция Атмосферы и Энергия циркуляции?

Кроме перемещения воздушных масс, совершаемого Атмосферой, как целым, в ней наблюдаются еще перемещения воздушных масс под влиянием областей высокого и низкого давления. Эти последние перемещения известны под именем вторичной циркуляции А. Особенно характерную черту средних широт составляют области низкого давления, т. н. циклоны {си.). Роль этих областей в общем режиме погоды громадна, и можно сказать,что ими, гл. обр., определяется распределение метеорологических элементов на этих широтах (см. Барические системы).

Атмосфера, рассматриваемая как целое, представляет своего рода гигантскую паровую машину или, вернее, совокупность нескольких таких машин. Роль котла в них играют части поверхности (гл. обр., экваториальные) суши и моря, температура которых выше температуры окружающего воздуха, или части Атмосферы, нагретые непосредственно солнечной радиацией. Холодильником ж е может служить всякая часть поверхности суши и моря (гл. обр., вблизи сев. и юж. полюсов) более холодная, чем воздух над ней, или часть, достаточно охладившаяся вследствие излучения.

Роль маховика хорошо выполняет общая циркуляция А. Шоу подсчитал, что кинетическая энергия общей циркуляции является величиной порядка 3 х 1Ö27 эргов, т.-е. равна, примерно, энергии, развиваемой при движении со скоростью 10л»/сек. массы в 6.000 биллионов т .

Аналитическое исследование общей циркуляции.

 Решение проблемы циркуляции путем математического анализа представляет очень большие трудности. Попытки применения математического анализа к проблеме циркуляции Атмосферы были сделаны различными исследователями, во все полученные результаты незначительны. В основании аналитического изучения лежат 5 уравнений гидродинамики, а именно 3 уравнения движения, уравнение неразрывности и уравнение притока энергии. Они содержат 5 неизвестных: три составляющих скорости, давление и температуру (или удельный объем).

Но величина притока энергии не может быть определена в наст, время на основании наблюдений. Чтобы обойти это затруднение, обычно отбрасывали 5-е уравнение и ограничивались первыми четырьмя, при чем предполагали заданным распределение температуры. Но задание температуры исключает возможность установления определенного распределения скоростей, и т. о. задача оказывается неопределенной. Необходимо пользоваться при этом разными дополнительными предположениями.

Другое большое затруднение состоит в том, что сами уравнения гидродинамики в обычном виде, по-видимому, неприменимы; необходимо принять во внимание наличие атмосферной турбулентности, но система уравнений турбулентного движения сжимаемой жидкости до сих пор не установлена. Старые исследования совершенно не принимали этого во внимание и даже ограничивались просто случаем несжимаемой жидкости. Правильная постановка проблемы циркуляции станет возможной только тогда, когда будет изучено распределение притока энергии и установлена система уравнений турбулентного движения для земной Атмосферы.

При этом должна быть принята во внимание идеализированная схема распределения моря и суши. Это даст возможность получить решение, заключающее объяснение происхождения центров действия и местных особенностей циркуляции.

АТМОСФЕРА,

единица давления, равна давлению, к-рое производит столб ртути высотою в 760 мм при нормальных условиях (т.-е. при температуре 0° в местности, расположенной на 45° с. ш. и на ур. моря). Она соответствует давлению в 1,0334 кг или 1.013.300 дин на 1 см* (т. н. «старая А.»). «Новая» или метрич. А. соответствует давлению в 1 ice на 1 см1. Название объясняется тем, что земная атмосфера оказывает давление, близкое к одной атмосфере.

АТМОСФЕРНАЯ ОПТИКА,

 Отдел геофизики, предметом которого является:

1) изучение различных световых явлений, про-исходящих в атмосфере (рефракция, ми-ражи, венцы и круги вокруг светил, радуга, голубой цвет и поляризация неба, дневное освещение, сумерки, заря и пр.);

2) установление связи этих явлений и оптических свойств атмосферы (напр., ее прозрачности) с другими сторонами общей физической жизни земли. Существует несомненная, хотя мало еще изученная, связь между световыми явлениями и общими метеорологическими условиями: на те или иные изменения в последних чутко отзываются первые. Можно надеяться, что установление такой связи позволит использовать световые явления в качестве признаков погоды для целей ее предсказания.

Т. к. плотность атмосферы на различных высотах различна (она убывает с высотой), а луч света при переходе в среду с другою плотностью вообще отклоняется от своего первоначального направления, то луч от небесного светила при прохождении сквозь земную атмосферу отклоняется от своего прямолинейного направления, так что светило кажется стоящим над горизонтом выше, чем на самом деле. Теория дает возможность вычислить как истинный путь луча, так и истинное положение светила на небесном своде (см. Рефракция).

При ненормальном распределении слоев воздуха с различными плотностями путь луча может искривиться таким образом, что предметы, находящиеся под горизонтом, кажутся видимыми, т.-е. находящимися над горизонтом. В иекоторых случаях предметы видны уменьшенными, иногда сдвинутыми в сторону, иногда вместо одного изображения наблюдателю представляются два и более, при чем одни из них прямые, другие обратные (см. Миражи).

Преломление света лежит в основе обширной группы таких явлений, как круги околосолнца и луны (гало), побочные солнца и луны, световые столбы и пр. Эти явления происходят вследствие преломления света в мельчайших ледяных кристаллах, содержащихся иногда в большом количестве в воздухе, а также вследствие отражения света от граней этих кристаллов (гало).

Другие широко распространенные и всем знакомые оптические явления, как радуга и венцы вокруг светил, основаны на явлении диффракции света (см.) в появляющихся в воздухе капельках воды. Появление таких венцов и различных форм гало служит признаком происходящих в атмосфере изменений метеорологических условий, связанных с изменением погоды. Воздух, далее свободный от пыли и тумана, не вполне прозрачен, т. к. частицы воздуха, водяные пары и мельчайшие частицы, плавающие в атмосфере, отражают, рассеивают и поглощают лучи света. Прозрачность воздуха в различных точках земного шара, а также в различные времена года неодинакова.

Разработаны различные методы определения степени прозрачности для лучей различной длины волны и построены различные приборы (фотометры, см.) для ее измерения, а также для измерения важного в практической жизни фактора—дневного освещения. Вопрос о прозрачности важен для учета количества световой энергии, достигающей земной поверхности. Со степенью прозрачности атмосферы связан и другой важный в практическом отношении вопрос о видимости отдаленных предметов. Рассеяние света обусловливает не только явления поглощения световой энергии в атмосфере, но также и голубой цвет неба (см. Небо).

Теорию этого явления дали Соре и Рэллей, при чем теория последнего объясняет не только цвет, но и поляризацию (см.) неба и, кроме того, дает объяснение оранжевой и красной окраски в про-ходящем сквозь атмосферу свете во время утренней и вечерней зари. В различных точках неба степень и характер п о л я р и з а -ции неодинаковы и находятся в зависимо-сти от прозрачности воздуха и от состояния погоды, малейшие изменения к-рой значительно влияют на поляризацию.

Такое взаимоотношение, однако, недостаточно еще изучено и пока что не может быть ис-пользовано для целей предсказания погоды. На небесном своде есть точки, в к-рых вовсе нет поляризации. Это т. н. нейтральные точки Араго, Бабинэ и Брюстера. Положение этих точек на небе с течением времени меняется, при чем эти изменения находятся, повидимому, в зависимости как от состояния погоды, так и от количества пятен на солнце. Для измерения поляризации неба служит фотополяриметр (см.) Корню.

АТМОСФЕРНОЕ ДАВЛЕНИЕ давление, производимое атмосферой на всякое погруженное в нее тело.

 Атмосфера облекает весь земной шар тонким слоем, и т. о. вся наша жизнь протекает и все наблюдения производятся как бы на дне воздушного океана; однако, открыто А. д. было только ок. середины 17 в. Торричелли.

А. д. принято оценивать высотой того ртутного слоя, к-рый производил бы давление, равное атмосферному, если бы атмосферу заменить такой ртутной оболочкой; сообразно этому А. д. выражается обычно в мм\ приборы, к-рыми измеряется А. д., называются барометрами (см.). Единицей измерения («ат-мосферой») является давление на 1 jiia, к-рое при т. н. нормальных условиях (т.-е. на высоте уровня моря, широте 45″ и t°— 0°) соответствует в среднем весу в 10.334 кг, или 760 мм ртутного столба. А. д. играет огромную роль для земли, ее флоры и фауны.

В процессе эволюции все ткани живых существ, все происходящие в них процессы приспособились к существующему А. д. Всякое колебание А. д. отражается на этих процессах, а искусственно вызванное сильное увеличение или уменьшение А. д. гибельно для животного. А. д. играет большую роль в технике: на нем основано действие насосов, всех вообще пневматических машин, к нему приспособляется действие паровой машины и т. д.

Если бы атмосфера имела везде одинаковую температуру, и не было бы причин, вызывающих даже местное повышение или понижение температуры, то она находилась бы в состоянии относительного покоя, и тогда наблюдалось бы вполне установившееся распределение А. д. На самом деле температура в различных частях атмосферы не только не одинакова, но и претерпевает часто быстрые изменения, почему и атмосфера находится всегда в движении, в ней имеют место частью постоянные, частью переменные направления перемещающихся масс воздуха. В силу указанных причин и давление атмосферы различно в каждом отдельном пункте и является величиной переменной.

В годовом среднем наблюдается следующая картина распре-деления давления на земной поверхности: вдоль экватора находится полоса А. д. ниже 760 мм, по обе стороны к-рой А . д . сначала возрастает, достигая своего максимума ок. 35° сев. и 30° юж. широты, а за-тем начинает убывать по направлению к полюсам. Дальнейший ход. А. д. за недостатком материала еще не может быть установлен точно. Наиболее вероятно, что в юж. полушарии понижение А. д. достигает своего наибольшего развития между 60 и 70 параллелями, после чего А. д. вновь увеличивается к полюсу.

В сев. полушарии распределение А. д. в приполярных широтах более сложно, но все же вблизи полюса имеет место, повидимому, его повышение. Постоянным изменением А. д. в различных местах земного шара обусловливаются все движения воздушных масс (см. Атмосфера). Вдоль параллелей часто встречаются местности с сильно разнящимся давлением, что находится, гл. обр., в зависимости от географического положения места и климатических условий. Эти распределения А . д. уже более частного характера иногда иг-рают большую роль в жизни нашей планеты.

Отметим два таких крупных «центра действия атмосферы» со взаимно обратными зимой и летом давлениями воздуха. В ян-варе над Азией и Сев. Америкой (слабее) господствует высокое давление (770— 780 мм), а над сев .-зап. частью Атлантического океана — низкое давление (748 — 750 мм). В июне, напротив, над материком наблюдается слабое давление (750 лш), над океаном—сильное (768 мм). Переход к более детальному изучению изменений А. д. приводит к рассмотрению отдельных барических систем (см.).

АТМОСФЕРНОЕ ПОГЛОЩЕНИЕ СВЕТА, Яркость светила по мере приближения его к горизонту видимым образом уменьшается. 

происходящее в земной атмосфере поглощение света, излучаемого небесными светилами. Учет А. п. с. имеет большое значение при наблюдениях в астрофотометрии (см.). Яркость светила по мере приближения его к горизонту видимым образом уменьшается.

В наст, время А. п. с. учитывается на основании теории Лапласа, к-рая предполагает, что поглощение зависит исключительно от рассеяния света и, кроме того, что температура во всей атмосфере постоянна. Эта теория до известной степени не противоречит действительности, хотя лежащие в ее основе предпосылки не совсем верны. Поэтому на больших обсерваториях, специально занимающихся фотометрическими наблюдениями, предпочитают определять А. п. с. исключительно из наблюдений, сравнивая яркость одних и тех же звезд на различных высотах над горизонтом.

Потсдамская таб-лица А. п. е.,

АТМОСФЕРНЫЕ ОСАДКИ

АТМОСФЕРНЫЕ ОСАДКИ, общее название продуктов конденсации (сгущения) водяных паров, находящихся в воздухе, которые в жидком или твердом состоянии выпадают на землю или осаждаются непосредственно на поверхности твердых предметов. В первом случае А . о. носят названия:

  • дождь,
  • снег,
  • крупа,
  • град,
  • гололед; во втором—
  • роса.,
  • изморозь,
  • иней.

В атмосфере явление конденсации водяных паров происходит при охлаждении воздуха, т . к . количество паров, потребное для насыщения его, уменьшается с понижением температуры. Однако, для конденсации не столько необходимо достижение предела насыщения, сколько присутствие в воздухе особых центров или ядер конденсации, обладающих способностью сгущать вокруг себя водяные пары. Такими ядрами конденсации являются носящиеся в воздухе частицы, вроде цветочной пыли, газообразных продуктов сгорания каменного угля и дерева, солей натрия, магния и кальция и, наконец, расщепленных на ионы молекул воздуха.

Следствием конденсации водяных паров в свободной атмосфере является образование облаков или туманов, которые вследствие чрезвычайно малого диаметра составляющих их капелек (ок. 0,02 мм) и ничтожного веса с трудом преодолевают сопротивление воздуха и потому кажутся как бы подвешенными, парящими в атмосфере. Частицы облака находятся в состоянии непрерывного движения, а также созидания и распада: одни капельки испаряются, другие, увеличиваясь в размере и становясь тяжелее, преодолевают сопротивление воздуха и выпадают из облака в виде дождя. Образование твердых осадков (снег, крупа, град) может происходить или путем замерзания переохлажденных водяных капелек, или непосредственно из водяных паров (явление т. н. сублимации, см.).

При образовании твердых осадков важную роль играет то обстоятельство, что упругость насыщения водяных паров над льдом и снегом меньше, чем над переохлажденной водой. Поэтому, когда в воздухе находятся одновременно кристаллики льда и капельки переохлажденной воды, то избыток влаги, находящейся вокруг ледяных частиц, будет осаждаться на них, т. ч. они будут непрерывно увеличиваться в размерах, водяные же капельки будут испаряться, пока облако не превратится в состоящее сплошь из ледяных кристалликов.

Образовавшиеся т. о. кристаллики, смерзаясь друг с другом, образуют снежинки. При температуре около 0° снежинки, падая и сталкиваясь, образуют хлопья снега. Иногда во время падения снежинки скатываются в матово-белые шарики, образуя крупу. Микроскопическое исследование градин показало, что они состоят из беловатого ядра, окруженного концентричными слоями попеременно прозрачного и непрозрачного льда, внутри которого видны пузырьки воздуха. Иногда в летние и осенние вечера и ночи на стеблях и листьях растений и вообще на различных предметах вблизи поверхности почвы осаждаются мелкие водяные капельки — роса.

 Причина ее появления лежит в охлаждении этих предметов (вследствие ночного излучения) ниже точки росы воздуха, непосредственно соприкасающегося с ними. При температуре ниже 0° капельки росы замерзают, образуя иней , состоящий из мелких ледяных кристалликов. Впрочем, если точка росы ниже 0°, водяные пары могут переходить в иней и непосредственно. Иней осаждается преимущественно на поверхности тел, обладающих хорошей теплопроводностью и малой теплоемкостью. Изморозь — это кристаллики льда, в виде длинных игол, покрывающих столбы, деревья, стены и т. п. при наступлении оттепели, после продолжительных морозов.

Образование изморози вызывается тем, что, вследствие своей малой теплопроводности и большой теплоемкости, дерево, камень и пр. продолжают сохраи ять нек-рое время более низкую температуру, чем теплый влажный воздух, приносимый оттепелью. На поверхности таких предметов происходит конденсация паров, сопровождающаяся замерзанием капелек воды и образованием кристаллов. Если оттепель сопровождается дождем, его капельки, падая на мерзлую почву и на другие холодные предметы, немедленно замерзают и образуют корку прозрачного льда—гололед.

Измерение Атмосферных осадков

Количество А. о. измеряется при помощи особого прибора— дождемера (см.) в миллиметрах высоты слоя воды, к-рый образовался бы на горизонтальной поверхности после выпадения А. о., при условии, если бы вода не растекалась, не просачивалась в почву и не испарялась.

Слой воды в 1 мм на площади в 1 лгя представляет собою 1 л; т. о., 1 мм выпавших осадков дает 10.000 л воды на 1 га или 10.930 л на десятину. Т. к. одно количество А. о. не дает полного представления о том, как они выпадают, то обычно указывают еще на интенсивность, т.-е. количество А. о., выпавшее в единицу времени, напр., в 1 минуту. А. о., интенсивность к-рых превышает 1 мм в 1 минуту, называются л и вн я м и. Наибольшая наблюдавшаяся до сих пор интенсивность дождя составляет 20,8 мм в минуту (29 ноября 1911 в Порто-Белло, в Панаме). Количество А. о. для данного промежутка времени характеризуется обычно суммой их для всего рассматриваемого промежутка (суток, месяца, года).

Распределение Атмосферных осадков на земном шаре в общих чертах таково, что дает максимум у экватора с постепенным уменьшением к полюсам.

Однако, от этой закономерности имеется много отклонений. В сев. полушарии па обширных пространствах Африки и Азии А. о. весьма незначительны: в Сахаре, Аравии, сев.-зап. Индии, в пустыне Гоби и Туркестане за год выпадает меньше 250 мм; в юж. полушарии так же бедны осадками Австралия и юго-зап. Африка.

В Америке громадное значение в распределении Атмосферные осадки имеет горный хребет, пересекающий Американский континент с С. на Ю. (Американские Анды). Так, в западной части Британской Колумбии годовое количество Атмосферные осадки  с 2.000 мм в береговой полосе падает до 300 мм на вершине горного хребта. То же замечается и на Чилийском берегу. В зап. части Канадских прерий за год выпадает не более 350 мм, а в Патагонии, по вост. сторону Андов,—меньше 250 мм. Объясняется это тем, что массы теплого воздуха с большим процентным содержанием влаги, приносимые с океана, при подъеме по склонам гор адиабатически (см. Адиабатические процессы) охлаждаются, при чем предел насыщения оказывается превзойденным.

В результате на наветренных склонах гор выпадают обильные Атмосферные осадки (т. н. о р о г р а ф и ч е с к и е А. о.). Перевалив через горы, массы воздуха оказываются почти лишенными влаги, а потому на подветренных склонах осадки чрезвычайно редки. Районом, наиболее богатым осадкам, является область муссонов (см. Атмосфера).

В вост. Индии и в Кохинхине годовое количество Атмосферных осадков колеблется в пределах 3—4.000 мм. Если господствующие ветры в какой-нибудь области дуют из холодного района в теплый, то эта область всегда оказывается бедной осадков. Примером может служить Испания и сев.-зап. Африка, где господствуют относительно холодные западные и сев.-зап. ветры. В остальных частях зап. Европы господствуют юго-зап. ветры, и А. о. здесь значительно больше. осадков на сев.-зап. берегах Европы находятся в прямой зависимости от прохождения циклонов с Атлантического океана. В Норвегии до полярного круга выпадает до 1.000 мм осадков в год, тогда как в Сибири на той же широте—меньше 250мм. Юж. Америка, за исключением области, защищенной Юж.-америк. Андами, обильнее осадками, чем Северная. В бассейне р. Амазонки выпадает до 2.000 мм осадков  ежегодно.

На пространстве С С С Р годовое количество Атмосферных осадков в общих чертах распределяется след. обр.

В зап. половине европ. части СССР выпадает около 550 мм. Эта область с повышенным количеством А. о. распространяется узкой полосой к В., и перед Уралом замечается нек-рое повышение А. о. по мере приближения к хребту (см. карту); к С. и особенно к Ю. от этой обширной области количество А. о. вообще понижается, и на Ю.-В. и на нижнем течении Волги и Урала оно падает до 20—30 мм. Вообще Ю.-В. европейск. части СССР страдает засушливостью, к-рая иногда принимает катастрофический характер.

Северная же половина европ. части СССР, наоборот, страдает скорее от избытка дождей. Однако, самым дождливым местом в СССР является Черноморское побережье Кавказа, где Атмосферных осадков  выпадает до 2.000 мм. В азиатск. части СССР количество А. о. более однообразно. В средней полосе, а далее на В.—в юж. ее половине, выпадает около 400 мм; лишь с приближением к Тихому океану А. о. становятся заметно обильнее, достигая на побережьи его 800 мм. В сев. половине Сибири количество Атмосферных осадков  колеблется около 200 мм. В Якутской обл. замечается тенденция к засушливости. Особняком стоит область к В. от Каспийского м.: здесь выпадает в среднем менее 200 мм. В районе pp. Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи с.х-во возможно поэтому лишь при искусств, орошении.

Электричество Атмосферных осадков.

 Выпадающие на землю А. о. обладают электрическим зарядом и при своем падении создают в атмосфере электрические токи (т. н. конвекционные токи осадков). Первые измерения электричества А. о. производились Эльстером и Гейтелем.

Ими и последующими исследователями (Гердиеном, Кольраушем, Бендорфом, Гератом и др.) выяснено, что заряды А. о. не обладают постоянным знаком—-во время одного и того же дождя или снега можно наблюдать неоднократные изменения знака зарядов. Более точные измерения в Потсдаме показали, что продолжительность выпадения положительных Атмосферных осадков в 2,2 больше продолжительности отрицательных, но в общей сумме положительные и отрицательные заряды почти компенсируются. Зная количество выпавших А. о. и соответствующий им заряд, можно вычислить средний заряд одного см3 осадков. В среднем заряд этот порядка одной электростатической единицы ( E . S. Е . ) , ХОТЯ В Симле (Иадия) он может доходить до 19, а в Потсдаме наблюдался и до 44 E. S. Е. Как правило, слабые дожди и снег приносят наибольшие заряды на каждый сл».3 осадков.

Значение Атмосферных осадков в природе.

 Достигнув земной поверхности, Атмосферных осадков разделяются на три неравные части: одна непосредственно стекает по поверхности земли в низкие места и образует ручьи, реки и озера; другая просачивается через почву, питая подземные воды; третья частью испаряется, частью потребляется организмами. В СССР особенное значение имеют периодич., каждую весну наблюдающиеся половодья, когда, в сравнительно короткое время в реки стекает огромный запас снега.

Стекающие по поверхности земли Атмосферных осадков производят большую механич. работу, смывая и унося с собою поверхностный слой почвы, образуя овраги, горные ущелья и т . п . Атмосферных осадков, просочившись сквозь почву, образуют грунтовые воды, которые, дойдя до водонепроницаемого слоя, медленно продвигаются по нему и иногда выходят на дневную поверхность, образуя ключи и родники. Эти ключи, выходящие на поверхность земли и подземные, служат зимой единственными источниками питания рек. Кроме того, Атмосферных осадков растворяют в земной коре минеральные породы и выходят на поверхность в виде минеральных целебных источников.

Третья часть Атмосферных осадков, испаряясь с поверхности земли, принимает непосредственное участие в общем круговороте воды в природе и, кроме того, растворяя необходимые для питания растений твердые вещества, обеспечивает жизнь растительного покрова. Хим. анализ Атмосферных осадков доказал, что в них содержатся соединения азота, —обстоятельство важное для земледелия. Сред, количества аммиака и азотной кислоты в А. о. Место наблюдения мг NH, в 1 л HNO, мг в 1 л Монсури (Франция) . . . . 2,43 3,15 Ротхэмстед (Англия) . . . . 0,97 — Либфрауенберг (Германия) . 0,52 0,18 С. Плоти (Украина) . . . . 1,06 0,19 Одесса (берег моря) 0,94 0,79 Томск (Сибирь) 0,94 0,41

Средние количества аммиака для разного рода Атмосферных осадков. Снежный покров, кроме указанного выше значения, играет роль, как предохранитель зимующей флоры от вымерзания, а весной, когда посевы прорастают, он является богатым источником влаги, столь необходимой им в этот период.

Искусственное образование дождя

 Попытки искусственного образования дождя делались давно и продолжаются до наст, времени. Методы, применяющиеся при этом, весьма разнообразны:

  • стрельба из орудий,
  • разливание жидкого воздуха и
  • разбрасывание наэлектризованного песка с аэропланов и, наконец, искусственная электризация воздуха.

В общем все эти методы можно охарактеризовать, как стремление создать в атмосфере условия, благоприятствующие конденсации водяного пара. Попытки получить А. о. далеко нельзя считать удачными, и особых надежд на успешное разрешение этой задачи, по крайней мере в недалеком будущем, возлагать не приходится. Надо вспомнить о том, какое огромное количество энергии затрачивает природа при образовании А. о. Известно, напр., что для превращения 1 кг воды в пар требуется затратить количество энергии, равносильное 600 больших кал. или около 25.000 J.

 С другой стороны, 1 мм дождя, выпавший на протяжении 1 км*, доставляет миллион кг воды (10* кг). Чтобы превратить это количество воды в пар, необходимо затратить энергию в 600 больших кал. х10в = = 6.10® кал. или 2,5.10й J, т.-е. ок. миллиона лош. сил/часов. Обратно, для сгущения водяного пара в воду необходимо извлечь такое же количество энергии. Очевидно, что создание и управление таким количеством энергии в наст, время лежит за пределами человеческой возможности, хотя вполне вероятной является выработка приемов, облегчающих конденсацию паров в тех случаях, когда эти пары имеются в достаточном количестве.

 Атмосферное электричество? Слой атмосферы? Краткая характеристика?

Атмосферное электричество, электрические явления, совершающиеся в атмосфере, наиболее мощными из которых являются:

  • молния,
  • огни св. Эльма и
  • полярные сияния.

Тождество молнии и электрической искры было доказано В. Франклином и Далибаром в 1752, с какового времени и началось изучение Атмосферного электричества; но только в начале -20 в., когда были выработаны более совершенные методы наблюдения и применена к объяснению электрических явлений в атмосфере ионная теория, изучение стало на правильный путь. В наст, время изучают:

1) электрическое поле атмосферы,

 2) ее ионизацию и проводимость,

3) электрические токи в атмосфере,

4) факторы, поддерживающие атмосферу в ионизированном состоянии,

 5) светящиеся разряды.

Во второй половине 19 в. было доказано, что вокруг земного шара существует электрическое поле, в котором силовые линии обычно направлены по вертикали сверху вниз, и был выработан ряд коллекторов—приборов, служащих для определения напряжения электрического поля, т.-е. изменения потенциала на единицу длины.

Наблюдения показали, что напряжение электрич. поля земли в среднем для всех точек земного шара составляет ок. 150 V на 1 м вблизи земной поверхности и с высотою уменьшается:

  • составляя 25 V/m на высоте 1.500 м и
  •  4—6 У/м на высоте 6.000м,

из чего следует, что электрическое поле земли обусловлено действием как отрицательного заряда земли, так и положительного заряда атмосферы; величина заряда земли порядка—4.5хЮ5С и потенциал ее—6.5×10″ V; этот заряд земли постепенно, с высотою, компенсируется положительными зарядами атмосферы, и для мирового пространства земля с ее атмосферой является электрически нейтральным телом.

 Напряжение электрического поля испытывает как периодические

  • —суточные (максимум вечером и минимум в 4 ч. утра) и
  • годовые (максимум зимой) — колебания,
  • так и не периодические; последние особенно велики во время гроз, когда наблюдаются как положительные, так и отрицательные значения в несколько тысяч V на 1 л».

В различных местностях напряжение поля различно по величине, —особенно велико оно на вершинах гор. Хотя Кулон уже в 1788 обнаружил, что всякий заряженный изолированный проводник теряет в воздухе свой заряд, и дал закон, по которому происходит это рассеяние лектричества, а Линес установил, что последнее зависит от метеорологических условий, но только в 1899 Эльстер и Гейтель дали правильное объяснение, доказав, что атмосфера ионизирована, т.-е. содержит положительные и отрицательные заряженные частички—ионы, которые, притягиваясь соответственно своему знаку к заряженному телу, постепенно уничтожают заряд последнего.

Специальный прибор, построенный Эбертом, позволяет сосчитать число ионов в единице объема воз-духа и определить их подвижность, т.-е. скорость движения в электрическом поле, равном 1 V на 1 см; оказывается, что это число подвержено большим колебаниям во времени и пространстве, и в среднем в каждом см* воздуха содержится 750 положительных ионов и 630 отрицательных ионов с подвижностью ок. 1,5 см/сек.; но кроме этих мелких ионов, имеются ионы медленные, с подвижностью в 2.000 раз меньшей, открытые Ланжевеном, и число их во много раз больше первых; избыток положительных ионов над отрицательными ионами и дает положительные, т. н. «свободные» заряды в атмосфере.

Благодаря присутствию ионов атмосфера обладает проводимостью, для измерения которой Гердиеном сконструирован особый прибор, а также выработаны способы непрерывной ее регистрации; для электричества каждого знака проводимость пропорциональна произведению числа ионов противоположного знака на их подвижность, составляя в среднем 2.0 х 10-4 электростат. единиц, при чем проводимость, обусловленная положительными ионами, в среднем в 1,1 раза больше, чем проводимость, обусловленная отрицательными ионами. С высотою проводимость сильно растет, —на высоте 9.000 м она в 25—30 раз больше, чем у земной поверхности. В течение года и суток проводимость обнаруживает правильные колебания (максимум летом и ночью); из метеорологических факторов особенно велико влияние прозрачности атмосферы, —с увеличением ее проводимость резко уменьшается.

Под действием электрического поля положительные ионы непрерывно текут из атмосферы к земной поверхности, а отрицательные ионы—обратно; этот поток положительных и отрицательных ионов в сумме дает т. н. вертикальный ток проводимости, в среднем равный 2 х 10-» А/см1 и весьма мало изменяющийся как с высотой, так и во времени и месте.

Электрич. токи в атмосфере образуются также при механическом переносе зарядов, но и они невелики, за исключением токов, образуемых атмосферными осадками; эти токи могут достигать величины 10-и А/см*.

При атмосферных осадках образуются электрические токи

Атмосферные осадки — вода в жидком и твёрдом состоянии, выпадающая из облаков (дождь, снег, морось, град и т. д.), а также выделяющаяся из воздуха (роса, иней, изморозь и т. д.) на земную поверхность и предметы, вообще (в 75%) несут положительный заряд и вместе с вертикальным током проводимости стремятся уничтожить отрицательный заряд земли; нерешенный еще вопрос о причинах, обусловливающих отрицательный заряд земли, является основной проблемой учения об А. э.; в последние годы выдвинута гипотеза, по которой земля заряжается потоком частиц, проникающих к ней сквозь толщу атмосферы из мирового пространства или от солнца.

Ионы в атмосфере вследствие оседания, а также вследствие непрерывного воссоединения в нейтральные комплексы скоро бы исчезли из атмосферы, если бы не образовывались постоянно вновь под действием т. н. ионизаторов, наиболее мощными из которых для нижних слоев атмосферы являются радиоактивные вещества и их продукты распада, присутствие каковых обнаружено во всех пробах земли, морской и пресной воде, а также в атмосфере; расчеты показывают, что для того, чтобы поддерживать неизменным число ионов (в 1 см* равное 700), необходимо образование около 1,5 новых ионов в 1 см* в сек., и уже только одни продукты распада радия, содержащиеся в атмосфере, с избытком покрывают это число.

Для изучения радиоактивности в обычных естественных условиях выработаны особые методы и приборы. Следующим важным ионизатором является т. н. проникающая радиация, под которой разумеют особое излучение с большой проницаемостью (типа 7 излучения) (см. Радиоактивность)-,источник проникающей радиации расположен либо в самых верхних слоях атмосферы, либо м. б. даже вне ее, т. к. его действие сильно возрастает с высотой. В более высоких слоях атмосферы ионизация происходит также под действием коротких ультрафиолетовых лучей солнца. Особую группу составляют электрические явления, сопровождающиеся световым эффектом: Огни св. Эльма, Молния, Полярные сияния (см.).

Атмосферные агенты

 Атмосферные агенты это атмосферные факторы, участвующие в явлениях разрушения поверхностных горных пород и изменении рельефа земной поверхности; сюда относятся:

  1. атмосферное электричество (см.),
  2. солнечные лучи,
  3. температурные колебания,
  4. ветер (см.),
  5.  содержащийся в атмосфере водяной пар, дождь, снег, лед, вода.

Геологическая их деятельность проявляется, прежде всего, в процессах разрыхления и распада поверхностных масс земли, затем—в удалении и переносе продуктов разрушения и, наконец, их отложении. См. Выветривание.

Для явления сумерек (см.) этот предел равен 60—-70 км, для светящихся облаков (см.)—70—80 км: падающие звезды (см.) дают границу в 200—300 км, а высота северных сияний (см.) в См. Выветривание.

Радиоактивность) Полярные сияния

атмосферное электричество

 ветер (

Балтийский морской театр

Балтийский морской театр.  Балтийское м. омывает берега следующих государств: Дании, Германии, Польши, Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии и СССР (границы—см. карту).

Д а т с к о е побережье (Ютландии и о-вов) граничит с входными в Балтийское м. проливами, как бы контролируя вход в Балтийское м. Ни одно судно не может войти в Балтийское м. и выйти из него вне горизонта Датских берегов. Этим устанавливается исключительное значение Дании для Б. м.  как в историческом прошлом, так и в его современном положении. Датские о-ва изобилуют бухтами, удобными для стоянки флота. Главный порт и база датского флота—Копенгаген; последний укреплен.

Ш в е д с к о е побережье Балтийского м., простирающееся от проливов до Торнео, прпглубо, имеет в большей своей части шхерный характер. Плавание вдоль берега доступно всюду в пределах 3 миль территориальной полосы, за исключением небольших перерывов (напр., Норчепннская бухта),.где корабли должны отходить за пределы указанной полосы. Глу-боководными заливами и каналами внутренние области соединены с Балтийским м. Главные базы шведского флота—Карлскрона  и  Стокгольм  (оба укреплены; при подходе к последнему—крепость Фурузунд); кроме того, оборонительная стоянка шведского флота в Висби на о-ве Готланд.

Г е р м а н с к о е  побережье  Балтийского  м. служит выходом к морю богатого прибалтийского промышленного района.

В стратегическом отношении оно может быть разделено на две части: западную—до меридиана о-ва Рюген, изобилующую бухтами, и благодаря узкости Фемарн Бельта благоприятную для обороны, и восточную, открытую, лишенную бухт до Данцигского залива. В юго-зап. углу германского побережья находится Кильская бухта, и в ней главный порт германского  флота—Киль, с громадным портовым и судостроительным оборудованием.  Киль—первоклассная  морская  крепость. В Кильскую бухту выходит канал имп. Вильгельма, соединяющий Балтийское м.  с Северным.  Канал доступен для судов самой большой осадки. Другой военный порт германского флота —Свинемюнде, имеющий некоторое оборудование и защиту.

П о л ь с к о е побережье включает Данцигский залив, с бухтой Пуцигервик, обра-зуемый песчаной косой. Здесь—первоклассный торговый порт Данциг, и во Фришгафе—большие герм, порты: Кенигсберг и Эльбинг (в Эльбинге  крупные судостроительные и машиностроительные заводы). Укрепления Пиллау закрывают вход в Фришгаф. В наст, время для польского военного флота оборудуется новый военный порт Гдыня,  к-рый явится главной его базой.

Л и т в а имеет выход к морю в Мемеле, лежащем в устьи залива Куришгаф.  Мемель имеет небольшое портовое оборудование и рейд, способный вместить значительное количество судов.

Л а т в и й с к о е побережье делится па две части: побережье открытого моря и Рижского залива. Открытая часть имеет ровпый отмелый характер, лишена бухт и заливов. Порты—Либава и Виндава, из коих первый—база латвийского военного флота. В Либаве име-ется обширное портовое оборудование (б. Порт имп. Александра III, построенный русскими в 90-хгг.), доки, мастерские, большой внутренний бассейн. Рус. крепость в Либаве была разоружена до империалистской войны, но крепостные сооружения остались.

Кроме военного порта, Либава имеет обширный, хорошо оборудованный коммерческий порт. Виндава, расположенная в устьи реки того же наименования, является торговым портом, но имеет и стратегическое значение, как аванпорт Рижского залива и как самый северный порт вост. части Балтийского м.,  почти  всегда  свободный  ото  льда. Рижское  побережье Латвии также носит отмелый характер,  удобный  для высадки  десантов.  Здесь лежит главный порт Латвии—Рига, расположенный выше устья Западной Двины, и аванпорт Больдераа, находящийся при ее впадении в море и доступный для судов большой осадки, не могущих подняться вверх по течению до Риги. В устьи реки расположена б. старая рус. крепость Усть-Двинск.

Э с т о н с к о е  побережье охватывает район Моонзунда и юж. берег Финского залива до границы с СССР.—Моонзунд  имеет  исключительно  важное стратегическое значение для  средней и сев. Части Балтийского м. Он лежит у устья двух больших заливов, Финского и Рижского, мимо него тянутся морские пути Эстонии, Латвии, Финляндии и СССР. Образуемый архипелагом 4 о-вов, он имеет три  выхода  в море  (северный,  Соэлозунд  и Ирбенский пролив), почему трудно блокируем. Флот, базирующийся на Моонзунд, может  действовать по трем направлениям.

На внешней стороне Эзеля расположена прекрасная бухта Тагалахт, удобная для якорной стоянки флота любого состава (здесь был выса-жен десант германцами в 1917, см.  Моонзундская операция).  Внутренний район Моонзунда образует широкие плесы, хотя мелководные но могущие бытьманне  России  как удобный для устройства здесь маневренной Сазы флота, но дальше проектов дело ня пошло.  Фарватеры: продольный, углубленный русскими в 1916 до 30 фут.; Соэлозунд—12—14 фут. Русскими был построен (во время войны) порт—убежище для миноносцев—Рогокюль. На островах Моонзунда были оставлены большие сооружения и приморские батареи (на Цереле и на мысу Такхона по четыре 12-дюймовых, не считая средних и мелких).

В Кильконде—оборудование авиабазы с бетонными ангарами и убежищами. При современной  оценке страте-гического значения Моонзунда должно быть принято во внимание удобство его расположения в  качестве базы для воздушных сил. Опираясь на него и будучи со стороны материка  защищены проливами, воз-душные силы могут действовать во всех направлениях, поражая важные политические, экономические и стратегические центры (Ленинград, Рига, Гель-сингфорс и пр.). С востока о-ва Моопзунда доступны для десанта. Эстонское  побережье  Финского  залива  имеет много бухт, удобных для флота: Балтийский порт, Ревельская, Папонвик, Моонвик и Нарвская губа.

Главный военный и торговый порт Эстонии—’Ревель. Здесь русскими были начаты обширные работы по устройству главной базы Балтийского флота, оставшиеся в большей части незаконченными. Хорошо оборудованы судостроительные и механические заводы. Район Ревеля с о-вами Нарген и Вульф был сильно укреплен во время империалистской войны, при чем многие батареи остались не уничтоженными. В современном его состоянии—Ревель представляет солидную приморскую крепость, при чем батареи Наргена обстреливают значительную часть узкости этой части Финского залива.

Ф и н л я н д с к о е  побережье может быть раз-делено на 3 части: побережье Финского зал., Або-Оландский район и побережье Ботнического зал. Финское побережье густо усеяно шхерными о-вами, весьма удобными для обороны, и имеет много выходных и продольных, укрытых в шхерах, фарватеров.

В восточной части, близко от границы СССР, имеется отличный рейд Биоркезунд, ранее оценивавшийся как аванпорт Кронштадта. Глубокий, хорошо защищенный о-вами, имеющий 2 выхода, он может вместить флот крупного состава.  Принадлежащие Финляндии о-ва Сескар и Лаверсари с о-вами Биорке образуют как бы блокирующую завесу над выходами из побережья СССР. За Биорке глубоко врезывается в материк Выборгский зал., соединенный с Саймской системой озер. В устьи Выборгского зал. —большой удобный рейд Транзунд, служащий обычным местом стоянки учебных отрядов рус. флота.

Далее к 3. тянется ряд удобных рейдов (Питкопас, Фридрихсгам, Ловиза, Борго), закрытых с моря шхерами, с трудными в навигационном отношении, но хорошо оборудованными фарватерами. Главный порт Финляндии—Гельсингфорс: отличный закрытый рейд с двумя входами для больших судов (главный—Гу-став Сверт был русскими расширен для кораблей типа «Дредноут»); рейд  этот  прикрыт крепостью Свеаборг. В Гельсингфорсе имеются судостроительные заводы и доки для небольших судов. Свеаборгская крепость во время империалистской войны была перевооружена, приморский фронт ее имеет 10-дюймовые орудия, расположенные на выдвинутых в море островах.

Внутреннюю линию обороны приморского фронта образуют батареи (калибр 6—3 дюйма) прилегающих к рейду островов. Во время империалистской войны был оборудован, согласно современным требованиям, сухопутный фронт крепости, окружающий Гельсинг-форс кольцом укреплений. Далее к 3. важное значение имеет п-ов Поркаллауд, к-рый служил сев. флангом рус. Укрепленной позиции. Здесь составлены рус. батареи на о-ве Ма-килото, частично взорванные. Орудия Поркаллауда с С., Наргена—с 10. простреливают всю  ширину залива. Район от Поркаллауда до Ганге покрыт шхерами, имеющими ряд удобных рейдов.

Здесь проходит внутренний фарватер, доступный для самых больших военных судов. Рейд Латвии и Ганге—удобные места для стоянки флота. Або-Оландский шхерный район запирает выход из Ботники,  придвинут  близко к Швеции п контролирует среднюю часть Балтийского моря. В виду обилия фарватеров—трудно блокируем.  Несколько тысяч о-вов, образующих  архипелаг  Або-Оланда, в связи с многочисленными фарватерами благоприятны для обороны. Гл. порта: Або (судостроительные и механические заводы) и Мариенхамн на Оланде. Або-Оландский район во время войны имел крупное значение, как маневренная база для рус. отрядов, действующих в море.

Ботническое побережье Финляпдип  в средней части  сев. Кваркен)  имеет шхерный, выдвинутый к середине залива район, удобный для базирования минных сил. Гл. порта: Николайштадт, Улеаборг. П о б е р е ж ь е  С С С Р  ограничивается самой вост. частью Финского зал. На о-ве Котлин расположен Кронштадт—главная база Балтийского  флота. Кроме того, имеется обширное портовое оборудование в Ленинграде. Копорский зал. и Лужская губа могут служить местами стоянки флота. Несмотря па ограниченность протяжения побережья СССР, оно имеет громаднейшее значение, как выход к морю всей северной области внутренних водных путей, сообщающихся с речными системами СССР, и обширной сети ж. д. Подход к Ленинграду со стороны моря защищается Кронштадтской крепостью.

Яфетическая теория, что такое яфетидология и элементы стихийной диалектики в индоевропейской лингвистике. Яфетическая теория Н. Я. Марр. Прометеидская система и гибридизация в яфетидологии

ЯФЕТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ, или яфетидология. Основные этапы развития яфетидологии описал основатель академик Н. Я. Марр. Своего развития яфетидология достигла в конце 19 в. и в начале 20 в. и конечно под влиянием этой эпохи огромных идеологических сдвигов. Будучи материалистической и заключая в себе элементы стихийной диалектики, яфетидология в последние годы все более и более сознательно становится на почву диалектического материализма — марксизма.

Еще в ранней своей работе 1888 (на грузинском языке) Н. Я. Марр впервые вполне определенно формулировал сомнения в возможности изолированного изучения языковых группировок, распределяемых индоевропейской лингвистикой на ряд самостоятельных семей, указывая, что природа и характер грузинского языка могут быть поняты лишь с учетом норм семитической речи, родство которой с грузинским языком устанавливалось им с достаточной убедительностью.

В последующих своих работах Н. Я. Марр, подвергнув критике господствующее тогда мнение о существовании чистых языковых структур (основанное на предположении о цельности языковых группировок, объединяемых праязыками), пришел к выводу, что действующая сила процесса языкового развития не в законах фонетических корреспонденции, ведущих к обособленности представителей той же языковой семьи, а в столкновении различных языковых структур, дающих в результате новое скрещенное языковое образование (гибридизация).

 Яфетическая теория суть- гибридизация    

По утверждениям Н. Я. Марра, нескрещенных типов речи вовсе не существует. Процессы скрещения языков (гибридизация) наиболее ярко выявлены Н. Я. Марром в целой серии работ, посвященных армянскому языку («Заметки по армянскому языку», 1892; «Яфетические элементы в языках Армении», 1911, и др.). Армянский язык рассматривается Н. Я. Марром не в обычном его понимании как представитель индоевропейской речи, а как смешанный язык, сохранивший в значительной своей доле нормы языков кавказских.

Кроме того, оказалось опровергнутым и единство самого армянского языка. В результате исследования армянского языка выяснилось, что в нем имеются два параллельно развивавшихся языка:

  1. один из них дошел до нас в письменных источниках армянского средневековья, передающих речь феодального слоя древней Армении;
  2. независимо от него существовала «народная» речь, не оставившая по себе памятников письма феодальной эпохи, но сохранившаяся в образе «народной речи» т. наз. нового армянского языка.

Сличение этих двух языков вскоре же выявило их своеобразное взаимоотношение, вскрыв не преемственную их связь, а параллельное развитие, причем бесписьменная в древности «народная» речь своими, по сей день еще уцелевшими, корнями уходит глубже зафиксированных образцов древнего письма. Расширение кругозора с привлечением других (в первую очередь — бесписьменных) языков Кавказа, в том числе и горских, повело к выяснению общих норм, объединяющих эти языки в одну группу, названную яфетической, в отличие от родственных им группировок семитической и хамитической, истолкованных, тогда как три разветвления одной общей, более обширной, группировки («Грамматика чадского языка», 1910).

     Яфетические народы Кавказа     

Дальнейшее изучение привело к классификации кавказских языков с разделением их на сибилянтную и спирантную ветви, причем классификация эта построена одно стадиальным сравнительным методом (без учета палеонтологии речи). В целях точной фиксации собираемого материала у бесписьменных народов Кавказа Н. Я. Марром выработано письмо, в котором каждая фонема (звук) выражается одной графемой (буквой). Надстрочные и подстрочные знаки означают сложные звуки (аффрикаты), в письме использованы буквы латинского алфавита, недостающие знаки дополнены буквами греческого алфавита, а для обозначения звука «ш» введена русская буква, имеющаяся в сходном виде и в этрусском.

Лабиализация звука обозначается посредством присоединения с правой стороны графемы кружка, палатализация передается прибавкой внизу буквы вертикальной черточки. Таким образом соблюдено основное правило письма передавать каждую фонему (звук) одной графемой (буквой), причем каждая осложненная в своем начертании графема дает возможность осознать взаимоотношения звуков данного языка внутри его и вне и приблизительно определить характер и состав звука; поэтому яфетическому алфавиту присвоено наименование аналитического.

Индоевропейскую группу семью языков входят и другие группы языков

Вопрос о передаче гласных звуков в яфетидологическом письме разработан полностью в отношении языков яфетической системы. Но в яфетической теории еще не использованы основы этого учета гласных в применении к языкам с наибольшим развитием гласных модальностей, особенно к соответствующим представителям индоевропейской (прометеидской) системы. Ибо эти языки пока не вовлекаются специалистами в круг языков, разрабатываемых по новому учению о языке. Яфетидология, настаивая на преимуществах выработанного ею письма, в то же время не отрицает необходимости некоторой его перестройки и дополнений, в особенности при применении его к языкам неяфетических систем и тем более при его практическом использовании в широких массах («Абхазский аналитический алфавит», 1926).

Выделяя кавказские языки в одну общую группировку, Н. Я. Марр в ряде работ до 1924 вел яфетидологию по пути расширения круга яфетических языков, по старой терминологии — яфетической семьи языков. В эту группу оказались включенными не только наличные представители живой речи населения Кавказа и их вымершие представители в виде древнелитературного грузинского и древнелитературного армянского, но и языки исчезнувших насельников края, в том числе клинописный халдский, язык до армянского населения бывший турецкой Армении.

Территориально обособленно вошли в ту же группу живые языки басков на Пиренеях и вершиков на Памире, а также один из мертвых языков Италии—этрусский («Классифицированный перечень», 1926). Для объяснения разбросанности этих языков Н. Я. Марр выдвинул предположения о древнейшем переселении племен из при араратском окружении, затем об едином этническом субстрате на всем Евразийском материке, лишь частично сохранившемся на Кавказе, Памире и на Пиренеях, и стершемся в других местах в связи с появлением индоевропейцев и семитов. Развивая эти положения, он перешел к выяснению пережитков яфетического субстрата в языках нового населения Европы («К вопросу об яфетидизмах в германских языках», «Яфетидологический подход к палеонтологии семитических языков», 1922 и др.).

   Индоевропейскую семью языковую что в них общее        

Коренной ломкой в прежнем направлении работ явился синтез выявившихся противоречий, приведший к утверждению, что различие языковых структур в Европе и Азии, выразившееся в наличии яфетических языков, с одной стороны, и индоевропейских и семитских языков, с другой стороны, объясняется не сменой этнических составов, несших каждая свою систему речи, а трансформацией населения на месте («Индоевропейские языки Средиземноморья», 1924). Отказавшись от необходимости прослеживания арийского вторжения и тем самым от решающей роли этноса в развитии языков, Н. Я. Марр изменяет направление своих работ и для выяснения происходящих процессов трансформации речи усиливает подход к языку, как явлению социального порядка.

Происшедшую в Европе общественную перестройку, давшую в языке новое структурное оформление индоевропейской речи, Н. Я. Марр ставит в связь с развитым земледелием и обусловленным им переходом в новую- археологическую стадию веков металла («О происхождении языка», 1926 и др.). С вопросом о трансформации языковых систем тесно связан новый подход к изучению наличных языковых структур с их распределением не по праязыкам, а по системам, преемственно чередующимся в процессе их внутренней перестройки, обусловленной в свою очередь сменами внутри общественных группировок и изменениями в хозяйственной деятельности.

Основные достижения яфетической теории        

В связи с этим выдвинулось на первый план задание изучения единого процесса развития речи («Основные достижения яфетической теории», 1925 и др.). Тем самым яфетидология принуждена была выйти из сравнительно узкого круга исследования языков только яфетической стадии и обратиться в общее учение об языке. Основные положения яфетидология как системы материалистической лингвистики. Дальнейший ход работ яфетидологии, в связи с этим пошел по двум направлениям:

  1. по углублению анализа самих яфетических языков, т. е. установлению тех характеризующих признаков, по к-рым данный язык должен быть отнесен к числу включаемых в яфетическую стадию, и
  2. по установлению общих норм развития языков вообще в их трансформационных чередованиях.

Учение о стадиях и палеонтологический метод.

Подход к общему процессу развития речи в путях его трансформационного движения выдвинул учение об языковых стадиях, т. е. о тех этапах, которые проходит язык и по которым группируются многообразные его представители прошлого и настоящего. Сделанная Н. Я. Марром попытка увязать языковые стадии с социально-экономическими формациями является лишь предварительной и требует, по его же словам, более углубленного подхода («Актуальные проблемы и очередные задачи яфетической теории», 1929). Усиление аналитической работы вызвано углублением изысканий о мышлении и его технике в материалистической языковедной постановке.

На этом этапе своего развития яфетидологии приходится отмежевываться больше всего от индоевропеистики как своей противоположности, хотя изжитой идеологически, но еще не утратившей значения даже у нас в России ни в школе, ни в прессе. Предварительной постановкой работ в новом направлении является учение о меж стадиальных переходов и меж стадиальных соответствиях. Н. Я. Марр устанавливает ступенчатое (скачкообразное) движение речи, перестраивающее стадиальное оформление на основе наследственно сохраняющегося багажа предыдущей стадии.

Индоевропейскую группу семью языков входят следующие разно стадиальности

Перестройка прежнего дает повод к прослеживанию каждого языкового явления в его прошлом и настоящем, что и образует основное задание палеонтологического анализа. Посредством этого анализа различные формы, например, индоевропейской и семитической речи приводятся к их яфетическому состоянию. Анализ языкового развития в его диахроническом (вернее разностадиальном) разрезе заменил прежнее учение о субстрате с последующими этническими напластованиями и, выдвинув взамен его стадиального чередования, дал возможность использовать в новых целях предыдущие работы, характеризующие взаимоотношение яфетических языков с языками иных систем (семей).

В новом направлении исследовательской работы яфетической теории, когда на первый план выступил палеонтологический анализ, дающий возможность рассматривать язык в его движении, оказался значительно ослабленным узкий, формально — сравнительный метод, проводящий сличение языковых явлений в их статическом состоянии, т. е. именно тот методологический подход, на котором гл. обр. и почти исключительно базируется индоевропейская школа лингвистов в своих построениях общего учения об языке.

Наоборот, в яфетидологических изысканиях с накоплением результатов палеонтологической работы сделаны попытки увязки изучения явлений языка с развитием производственных отношений. В связи с этим предстоит и перевод языкового определения с формального признака (синтетический, агглютинативный, флективный) на идеологический (семантика, общественность и производство) с сохранением и формальной стороны, но уже в более дифференцированном виде. Именно по этой причине уже сейчас в путях предстоящей перестройки увязались между собой и те обособленно рассматривавшийся группировки языков, которые выдвинуты еще старой лингвистической школой, как-то: строй речи аморфности этетический, агглютинативный и флективный.

   Яфетическая теория происхождение языка аморфно-синтетического строя

Эта их последовательность ясно сказывается в самых яфетических языках, к-рые в отдельных своих представителях увязывают даже все три системы, преемственно тяготея к одной и уже перестраиваясь на последующую. Так, абхазский язык охватывает собою и аморфносинтетический строй и агглютинацию, содержа также зачатки флективности, тогда как грузинский язык, сохранив яркие переживания аморфно-синтетического строя, уже выходит из агглютинативного, приближаясь к семитическим языкам в своих слоях флективного порядка.

Начавшийся с этой стороны анализ (речи яфетидов Кавказа и Запада выясняет имеющуюся особенность структуры яфетических языков, обнимающих собою нормы различных стадиальных состояний, тогда как индоевропейские и семитические языки оказались в этом отношении более цельными. Впрочем, с углублением яфетидологической работы над языками не яфетических систем взрывается и их цельность.

В то же время все более и более выступающие в самих яфетических языках признаки разных стадиальностей в большем или меньшем охвате пережитых смен вынуждают пересмотр формулировки и об их собственных взаимоотношениях. Вопрос о характеризующих признаках самой яфетической стадии еще не может считаться вполне уточненным, и в будущем предвидится возможность перегруппировки языков, нарушающей принципы деления их на соответствующие системы (семьи). При интересе яфетидологии к семантике (смысловой стороне языка) и идеологии естественно внимание обращалось в первую очередь на лексику (словарный состав языка), и в этой части выявились все недостатки формально обоснованных группировок. В части лексического состава доступные изучению группировки языков оказываются в свете теории значительно более между собою объединенными, чем это предполагается индоевропейской школой.

 Яфетическая теория это в философии классификация языков

Проводимое последней деление на праязыки систипологическая классификация языков акад. Н. Я. Марра искусственным восстановлением праоснов распределяет весь словарный запас на корни, специально будто бы присущие только данной языковой семье, совпадение же основ обычно слишком легко толкуется как заимствование слова одним языком у другого. Поэтому проводимое индоевропейской школой деление языков представляет собою ряд обособленно стоящих пирамид, опрокинутых вершиною вниз, т. е. начинающихся с единицы в виде общего праязыка и разрастающихся во множество последующих ответвлений. Взаимной увязки между отдельными пирамидами (семьями языков) не проводится, и каждая из них упирается в свой самостоятельный праязык.

И если представители индоевропейской школы не настаивают на связи языка с этносом, то в искусственно построенном ими праязыке они твердо стоят на этнической основе и близки к прослеживанию пранарода, говорившего на данном праязыке и жившего в искомом месте, прародине, откуда вся система перенесена переселением. Яфетическая же теория, прослеживая общий и притом единый процесс языкового развития как надстройки над базисом производства и производственных отношений, устанавливает множественность языков вначале и последующий ход их жизни, идущий через объединение к единому будущему мировому языку. То есть яфетически построенная пирамида покоится на своем основании и идет вершиною кверху. Еще точнее это выражается в образе родословного языкового дерева, ствол к-рого дает ветки семитическую, хамитическую, урало-алтайскую и т. д.

 Яфетическая теория — это наука о этапах единого процесса языкового развития

Наглядность родословного дерева, еще окончательно не проработанного, нарушается неправильным представлением, к-рое дают ветки, исходящие от одного ствола, что самим своим внешним видом напоминает отвергнутое яфетидологией учение о праязыке. Помещая в низ пирамиды, т. е. в начальные эпохи языкотворчества, многообразие самостоятельных общественно группирующихся единиц, имеющих каждая свой язык, яфетидология должна учесть и количественное множество изначальных языков при их качественной близости, далекой от того качественного отличия, которым характерны развитые т. н. культурные языки. Именно это противоречие в поступательном ходе языкового развития и не удается пока наглядно выразить ни в пирамиде ни тем более в родословном дереве, при всей правильности заложенной в этих схемах мысли.

Выясняя пройденные этапы единого процесса языкового развития, яфетидология наметила последовательность образования индоевропейской и семитической системы из яфетической стадии, но тем самым генетический вопрос оказался конечно еще далеко не разъясненным. Наличные яфетические языки представляют собой уже продукт развитого языкотворчества, и еще далеко не выяснено, какое состояние предшествовало яфетическому. Ход исследовательских работ в этом направлении пока ограничился делением языковой речи на звуковую и кинетическую. Из них звуковая речь прослеживается по наличным ее представителям в живых и мертвых языках.

  • В этих целях достаточно обильный материал анализируется в двух направлениях: в синхронистическом (вернее одностадиальном) разрезе с установлением действующих норм данной группировки, и
  •  в диахронистическом (вернее разностадиальном) разрезе, дающем картину исторического развития данного языка и той группировки, в к-рую он входит.

Морфологическое преемство остается еще далеко непроработанным, тогда как жизни лексического состава уже уделено значительное внимание. Изучение семантики и семантические ряды. При изучении словарного запаса яфетидология делает упор на семантику слова, т. е. на его значимость, закрепленную за словом общественной средой. Как и все в языке, семантика не оказывается стабильной: в каждом привлекаемом к изучению языке надо отметить его семантические переходы, т. е. вызываемые социальной средой и экономикой изменения значимости слова.

   Индоевропейскую семью языков входят следующие семантические переходы смены мировоззрений и мышления   

И поскольку одностадиальное состояние равным образом находится в постоянном движении, допустимо семантическое продвижение слова и в процессе жизни одной стадии. Но естественно, что семантические переходы наиболее ярко выявляются при смене языковых стади», обусловливаемых в своем конечном итоге сдвигами в социально-экономической среде. Разница в семантическом продвижении в одной стадии сравнительно с таковым на различных стадиях заключается в большем разнообразии видов, получающихся при коренной ломке общественных структур. Построенные яфетидологией семантические ряды в значительной степени отражают смены мировоззрений и в своих исходных звеньях упираются в наиболее яркие стадии развития человеческого мышления.

Анализ языкового материала в палеонтологическом его освещении с несомненностью подтверждает динамику и в мышлении. Тем самым осложняется яфетидологическая постановка проблемы об языке и мышлении, пока лишь поставленной на очередь. Н. Я. Марр в построенных им семантических рядах спускается, не только в стадию космического миропонимания, но и в предшествующую стадию мышления тотемистического общества («О „небе» как гнездепразначений»; «Из семантических дериватов: „неба»»; «Пережитки семантических групп „небо-вода» из шумерского яз.», 1924 и др.).

Перемены мышления, начиная с эпох тотемистических, дали основание в последовательной трансформации семантических рядов связать племенные названия с терминами тотемистических объединений и тем самым определить давно применявшийся Н. Я. Марром подход к этническим наименованиям и топонимическим названиям, как к наиболее архаичным по своей основе («Лошадь—птица, тотем урарто-этрусского племени», 1922 и др.). В работах последних лет видное место заняли и семантические ряды, выявляющие перемены в хозяйственной жизни общественных группировок («Средства передвижения, орудия самозащиты и производства в доистории», 1926 и др.).

Таким путем устанавливается т. н. функциональная семантика, объединяющая в одной основе ряд терминов, обозначающих предметы, выполнявшие в различные пережитые эпохи одну и ту же социально — хозяйственную функцию, как-то: олень — собака-лошадьтелега-ладья. Здесь наименование приурочивается не к самому предмету как таковому, а к той функции, к-рая выполняется им в данной общественной среде. В приведенных примерах (из кавказских, греческих, турецких и семитических языков) такой функцией оказывается средство передвижения. Выявляемые на языковом материале функциональные семантические ряды указывают на происшедшие смены в хозяйственном использовании определенных предметов.

Отсюда, по утверждению Н. Я. Марра, особое значение языка: при палеонтологической постановке исследования он оказывается историческим источником, проливающим значительный свет даже на те периоды, которые остаются недосягаемыми для историка, базирующегося гл. обр. на документальных письменных свидетельствах. Действительно языковый материал в его палеонтологиическом анализе заходит значительно глубже письменных источников, донося до нас объединение в одной основе таких значений, связь которых между собой нами логически даже не воспринимается.

Яфетическая теория Марра. Понятие классовости языка и одновременность

Сюда относятся так наз. семантические пучки, связывающиеся разновидностями одной основы такие термины, как рука-женщина-вода-дерево. Такие семантические пучки уводят исследователя в значительную глубину вертикального разреза жизни языка, прошедшего через ряд смен мышления, которыми и объясняется в громадном большинстве случаев переплетение семантических рядов, нисходящих к нескольким начальным звеньям, упирающимся в различные стадии мышления. Попав в новую стадию, наличный семантический ряд осмысливается по-новому и перестраивается («О полигении семантики», 1926, «Удмуртский язык», 19S0). Понятие классовости языка. Что касается анализа языка письменных источников, то им наиболее убедительно подтвердилось одно из основных положений теории, а именно, что синхронизм (одновременность) отнюдь не совпадает с одностадиальностью так же, как и диахронизм (разновременность в вертикальном разрезе времени) вовсе не свидетельствует еще об обязательном наличии расхождений.

Действительно, подходя к современным нам языкам как представителям единого процесса развития речи, мы видим многообразие их структурного различия, свидетельствующее о состоянии различных языков на различных ступенях стадиального развития. С другой стороны, языки, нам современные, могут оказаться находящимися на более архаической стадии, чем язык письменного памятника, отделенного от нас многими веками. Как пример такого несоответствия хронологии со стадией указывается Н. Я. Марром чувашский яз. современного нам населения Приволжья, оказавшийся более древним по своей структуре, чем язык шумерской клинописи 3-го тысячелетия до хр. э. («Чуваши-яфетиды», 1926 и др.). Далее яфетидология обратила внимание на классовую принадлежность памятника и заключенной в нем речи, отсюда—и на классовое деление языка вообще.

Яфетическая теория это происхождении племенных названий

Оказывается, что древнеписьменные источники в подавляющем большинстве принадлежат господствовавшим классам населения и передают его речь, а не народный язык. Поэтому выводить все разновидности современной нам речи только из форм, попавших в письменный источник, явно неправильно.

 Индоевропейскую группу языков и учение о четырех элементах.

Палеонтологический анализ наличного лексического запаса как живых, так и мертвых языков путем сведения его к семантическим рядам дал основание к углублению в историю основ. В результате наметилась возможность все имеющееся словарное богатство свести к нескольким первичным основам, число которых варьировалось от 12 до 6 в зависимости от распределения их по наиболее известным племенным названиям. В определенный период своих работ Н. Я. Марр не уходил глубже стадии племенных образований, наименования которых возводились им к тотемистическим терминам («К вопросу о происхождении племенных названий этруски и пеласги», 1921 и др.).

Лишь, с углублением генетического вопроса и с отказом от доминирующей роли этноса исследование вышло за пределы уже развитого состояния племенных образований и спустилось в дородовые формации. В связи с этим и период племенной терминологии оказался не исходным, а одним из промежуточных пунктов, дав тем самым возможность расширить анализ племенных названий привлечением других семантических рядов, упирающихся в космические и тотемистические термины. Важное место в теории занимает выдвинутое Н. Я. Марром учение о четырех основных элементах прослеживаемых в своих разновидностях и взаимных сочетаниях во всем наличном запасе словарного материала.

Эти четыре элемента представляют собой двусогласные основы, состоящие из сочетания язычного (передне- или заднеязычного) и плавного «Ï» или «г» (элемент Л), губного и тех же плавных «I» или «г» (элемент В), язычного или губногои плавного «w» в конце (элемент С), и, наоборот, плавного в начале и любого щелинного в конце (элемент D). Первоначальное наименование их sal, Ъег, уоп, гот, основанное на старой традиции племенной терминологии и представляющее собой лишь одно из возможных построений основ, ныне постепенно выходит из употребления, заменяемое указанным выше буквенным обозначением. По своей уже развитой структуре двусогласных основ эти четыре элемента не могут считаться изначальными звуковыми комплексами.

Они относятся к уже в известной степени развитому периоду, недоступный исследованию языковой материал не позволяет спуститься глубже этих четырех элементов, представляющих в фонетически развитом виде дериват еще более архаичных диффузных (нерасчлененных) звуковых же комплексов. Лежа в основе всего словарного запаса во всем его разнообразии, основные четыре элемента сами по себе лишь звуковые комплексы, а потому асемантичны в том смысле, что им не присущи значения, вытекающие непосредственно из их произношения. Но, конечно, эти элементы всегда значимы в противоположность отдельным звукам.

Эти значения зависят от той общественной среды, к-рой они созданы, к-рой используются и к-рой изменяются в зависимости от смен общественных организаций и их производственных потребностей. Т. е. в различных коллективах каждый элемент мог иметь различную значимость, и конечно нельзя предполагать, что обособленные человеческие коллективы пользовались когда-то лишь одним из названных элементов. Все же каждый коллектив употреблял эти элементы далеконе в одинаковом значении и вовсе не в одной и той же фонетической их разновидности; поэтому при скрещении коллективов скрещивался и имевшийся у них словарный запас, чем в значительной степени обогащался лексический фонд нового скрещенного целого.

Кроме того, есть грань, на к-рой элементы, выйдя из круга произвольственного использования в надстроечное, перестают быть идентичными независимо от общения. Они слагаются в различные системы (напр. система русского, грузинского яз.), обусловленные в своем развитии законами движения базиса и взаимодействия надстроек. Последующий ход развития членораздельной звуковой речи, по учению теории, представляет собой фонетическую дифференциацию основных четырех элементов и их соединение. Яфетидология различает два вида соединения элементов в одну основу:

  • двух и более элементов-слов одного значения, дающих в результате соединения скрещенное слово, понятное в одной части одному коллективу, в другой—другому, типа (удмуртского) muzem, в обеих частях, и удмуртском (также коми; mu) и русском (zem) в том же значении «земля», и
  • двух и более элементов-слов различия, значения, образующих сложные слова и т. д.

Развитие производства и производственных отношений вынуждает возлагать новые функции на наличный состав слов, вынуждает создавать новые формы для дифференциации их в уровень растущих потребностей и во избежание многозначимости. По мере расширения потребностей общения с нарождающейся необходимостью приурочения названий к большему кругу понятий идет на увеличение и запас слов, расширяясь в своих семантических рядах. В процессе скрещивания элементов вырабатываются основы слов, характерные для языков отдельных группировок, позднее племенных и национальных языков.

Например скрещение двух элементов дает сочетание четырех согласных, из к-рых, по предположению теории, путем отпадения одного из консонантов образуются трехсогласные основы семитической речи, грузинского яз. и т. д. Обращая особое внимание на скрещение как на один из основных творческих факторов развития речи, яфетидология в то же время отнюдь не отрицает процессов заимствования и влияния. Она даже усиливает их роль в жизни языка, признавая, что заимствоваться могут не только слова, но и явления морфологического порядка («Яфетическая теория», 1928).

Равным образом прослеживая развитие языка на месте, яфетическая школа вовсе не отрицает влияния имевшихся в отдельных случаях переселенческих движений, но придает ему иное значение. В появлении нового народа теория видит не полную замену им раньше обитавшего здесь народа, а только повод к скрещению прошлого с мастным, а иногда лишь толчок, ускоривший уже назревший на месте взрыв пока сдерживавшихся противоречий в социальных группировках.

Яфетидология призывает к учету всех многообразных факторов движения изучаемого явления и тем самым в значительной степени осложняет исследовательскую работу, в этом отношении слишком упрощенную учеными индоевропейской школы.

Яфетическая теория — это определение происхождение языка.

Опираясь гл. обр. на идеологический анализ всех особенностей звуковой речи и основываясь в значительной степени на свидетельствах вещного материала, яфетидология приходит к выводу, что формирование членораздельной звуковой речи относится к периодам тотемистического — космического миропонимания, захватывающего археологическую стадию верхнего палеолита («Яфетическая теория», 1928; И. Мещанинов , «К вопросу о происхождении членораздельной звуковой речи», 1930). Членораздельная звуковая речь, первоначально лишь участник трудового акта, обращается в разговорную сравнительно поздно, и по сложению своему долгое время переплетается с предшествовавшей ей речью ручной (помощью рук-жестов), к-рая в свою очередь давно уже успела к этому времен и расстаться с диффузным состоянием охвата выкриков, телодвижений.

Яфетическая теория кратко. Мимики и прочее (кинетическая речь).

Но и сама кинетическая речь, а тем более выделившийся из нее язык жестов (ручная речь), являются одним из видов языкового общения. Тем самым обусловливается наличие процесса мышления уже в периоды, задолго предшествующие окончательному формированию звукового языка. В своем дальнейшем развитии речь как звуковая система шла по путям, определявшимся динамикой материальной базы при все растущем воздействии накопления мышления.

 Яфетическая теория кратко. Практика яфетидологии.

Круг исследуемых яфетидологией языков не может быть ограничен, поскольку яфетидология обратилась в общее учение об языке, устанавливающее единый повсеместно процесс его развития. Но за отсутствием фактической возможности охватить все наличные языки, в основе яфетидологических построений лежат кроме языков Кавказа, выдвинувших самую Я. т., и баскских Пиренеев, Месопотамии, типичные представители других систем Средиземноморья и Европы. — К яфетическому анализу привлечены гибридные языки того же Кавказа, армянский и осетинский, а также мертвый клинописный язык халдов. Из яфетических языков вне территории Кавказа исследовались: баскский и вершинский.

Из числа клинописных языков привлечены ассирийский и шумерский, проработан язык индийский новоэламской клинописи. Значительная доля внимания была уделена чувашскому языку, открывающему двери в семью турецких (тюркских) яз., из к-рых пока затронуты балкарский и карачаевский Северн. Кавказа. Палеонтологические исследования проводились также над гиероглифическим языком Египта, пиктографическим Китая, этрусским (яфетическим) и семитическими, главным образ, арабским, арамейским, сирийским, еврейским.

Яфетические пережитки в семантических рядах прослеживались также в языках классического мира Греции и Рима, в романских, германских и славянских, включая русский, белорусский и украинский. Отдельные исследования посвящались американским, африканским(готтентотскому) , сибирским (в частности якутскому), булгарскому и албанскому. В последнее время проработке подвергнуты финские яз. западные (суоми и карельский) и восточные (мари, коми, удмуртский), а также языки Зап. Европы—кельтский (бретонский) и африканский (берберский).

      Поставлена проблема о скифском языке.

Н. Я, Марр еще в 1912, когда вопрос о стадиальности не был оформлен, обратил внимание на необходимость сделать упор на изучение живых языков в виду крайней их архаичности (ст. «Кавказ и памятники духовной культуры», 1912). Эта догадка вполне оправдала себя последующим углублением стадиального подхода к изучению общего процесса развития человеческой речи, и в наст, время стоит перед яфетидологией как первоначальному заданию. Подходя к живой речи в стадиальном разрезе, Н. Я. Марр ставит задачей практическое использование работ яфетидологии путем издания словарей, учебников и текстов яфетидологически проработанных на учете массовой живой речи, т.е . дающих картину не стабильного состояния данного языка, фиксируемого грамматикой, а его настоящего момента в историческом разрезе пройденного им же пути, что обусловливает необходимость применения палеонтологического подхода в этом его уже практическом использовании.

На очередь выдвинуто равным образом и задание унифицирования системы письма введением общего алфавита на основе яфетидологического, исходя из латинских начертаний в пределах их возможностей в целях приспособления к широкому использованию в первую очередь бесписьменными и младописьменными народностями И. Мещанинов.

  Яфетическая теория. Достижения

Яфетическая теория происхождение языка Н. Я. Марра выросла так обр. на базе изучения древнеписьменных и бесписьменных языков Кавказа и ряда других типологически близких языков, переходя постепенно от филологического, описательного их изучения и сравнительного анализа в духе господствующих методов индоевропеистиких через построения «этнической теории» к коренному отрицанию методов буржуазной науки о языке и построению нового материалистического учения о языке.

Подвергнув резкой критике буржуазную лингвистику и вскрыв ее классовые корни, Н. Я. Марр выдвигает ряд положений, к-рые могут быть использованы при дальнейшей разработке марксистской лингвистики. Это прежде всего определение языка как надстройки над хозяйственно — общественными отношениями, этими отношениями определяемой. Н. Я. Марр решительно отказывается от каких бы то ни было расовых объяснений происхождения языка, подвергая уничтожающей критике понятие «этноса» и определяя национальность как «переживание определенного этапа развития в истории человечества, в эволюции его хозяйственно-политической жизни».

Устраняя тем самым основанную в конечном счете на расовой теории концепцию различия языков как результата расщепления самостоятельных их предков — праязыков, он приходит к необходимости объяснения возникновения новых языковых типов как отображения новых стадий в хозяйственно общественном развитии человечества. Отсюда утверждение единства языкотворческого процесса, указание на необходимость вскрытия изменяемости языка и мышления, в отличие от свойственных младограмматиков и соссюрианцам представления о неизменяемости законов мышления, наконец—требование увязки изучения изменений языка и мышления с обусловливающими их изменениями общественной базы.

Тем самым в лингвистической системе Я. т. изменяется удельный вес отдельных дисциплин: центр внимания с фонетики переносится на семантику (учение о значении слов), причем на первый план выдвигаются изменения значений, отображающие изменения форм материальной культуры и общественных отношений; особое внимание обращается на т. н. функциональное изменение значений слова. Утверждение единства глоттогонического процесса находится в тесной связи с воззрениями Н. Я. Марра на общий ход языкового развития—от множественности языков в прошлом к единству языка будущего. В связи с этим Н. Я. Марр на последних этапах развития теории утверждает с особенной настойчивостью необходимость планомерного воздействия на язык языкового строительства.

Яфетическая теория Марра кратко и понятно

Наконец положительной стороной Я. т. является то, что она впервые вовлекла в круг лингвистических исследований языки отсталых колониальных и угнетенных бывшей царской властью национальностей на равных правах с так называемыми «культурными» языками. Неудивительно поэтому, что теория, в особенности на последних этапах своего развития, привлекает все большее внимание как в России, так и на 3ападе.

Ранние этапы развития теория, оставаясь, правда, достоянием ограниченного круга специалистов по языкам кавказским и древнеписьменным средиземноморским и переднеазиатским, не вызывают особых возражений со стороны представителей индо-европейского компаративизма: только отдельные этимологии, в к-рых Н.T. Я. Марр выходит за пределы дозволенных компаративизмом сопоставлений «родственных языков», полагая первые основы учения о единстве языкотворческого процесса, вызывают резкий протест как «рискованные» и «необоснованные;, несмотря на их совершенную очевидность (рецензия А. Мейе на «Древнеармянскую грамматику»).

Индоевропейскую семью языков используют для разрешения вопроса о происхождении германских языков

Больше внимания европейские круги ученых уделяют на этапе работы Н. Я. Марра «Яфетический Кавказ и третий этнический элемент в созидании средиземноморской культуры», ставшей более доступной широким кругам читателей благодаря ненемецкому переводу построения этого этапа, разрешающие проблему средиземноморской культуры на базе теории этнических миграций, не порывая еще окончательно с традиционными методами компаративизма, используются рядом ученых для разрешения аналогичных проблем.

Так, лейпцинский проф. Браун привлекает положение о яфетической подоснове европейских языков для разрешения вопроса о происхождении германских яз., рассматривая последние как результат индо-европейско-яфетического скрещения («Die Urbevölkerung Europa’s und die Herkunft der Germanen»). На близкой к этому этапу позиции остается и Bleichsteiner, примыкающий к построениям теории в своих работах о языках Кавказа , Передней Азии и Памира (вершикском яз.), и Mengin, опирающийся на ряд положений Я. т. в области доистории («Die Steinzeit»), и W. Schmidt, усваивающий классификацию яфетических яз., установленную Н. Я. Марром («Die Sprachfamilien und die Sprachenkreise der Erde»).

Таким образом теория огромным большинством западноевропейских лингвистов воспринимается как оригинальный по материалам и методам вариант хорошо известной им этнической теории, дополняющий ценными чертами уже существующие лингвистические построения. Напротив, последние этапы развития теории, свидетельствующие о ее перерастании в материалистическое учение о языке, вызывают резкое отталкивание со стороны представителей буржуазной лингвистики (Дирр), в том числе и так наз. «социологической школы языковедения» (А. Мейе, Вандриес).

Критика теории ведется здесь под углом зрения догматического компаративизма, признаваемого за единственно истинный. «Если буржуазная наука состоит в том, чтобы видеть факты такими, как они есть,—заявляет А. Мейе в полемике с Н. Я. Марром,—то я принимаю на себя обвинение в буржуазности». Здесь представитель буржуазной «социологии языка» перекликается с такими политическими деятелями, как член английского парламента консерватор Allens, выступивший в «Таймсе» с «разоблачением» яфетической теории как «рупора большевизма».

На позициях ортодоксального компаративизма остается в своих общелингвистических воззрениях и единственный противник Я. т. на 3 . из другого лагеря — шведский лингвист-коммунист X. Шельд (ум. 1930). В своей брошюре «Zur Verwandtschafts lehre: die kaukasische Mode» (1929) он подвергает резкой критике теорию происхождения яз. Н. Я. Марра, как антимарксистскую и опирающуюся на идеалистические построения Леви-Брюля, а также учение о 4 элементах, понимаемых им как 4 «пра-слова» (Urwort) человеческой речи. Таковы наиболее характерные формы оценки Я. т. на 3 . » б).

Отсюда с логической неизбежностью следует, что всякое конкретно-лингвиетическое исследование должно начинаться с анализа данного языкового факта в целях раскрытия его «элементного» состава. Т. о. палеонтологизм в связи с элементами дает общую познавательную установку при изучении языкового процесса: необходимо установить элементный состав слова, т. е. свести данное сложное языковое явление к его простейшим, а вместе с тем и древнейшим составным частям.

Заключение

ЯФЕТИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ, представляют особую систему, пережитую языками всех других систем.

Лингвистические дисциплины в яфетических языках яфетической теории. Производственно — общественная значимость этого звена определяют систему языка и происхождение всех составных частей

ЯФЕТИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ, представляют особую систему, пережитую языками всех других систем. Каждый из языков этой системы, исключительного значения по представляемому им звену в непрерывной цепи развития звуковой речи, в наст, время называется яфетическим. Отсюда—особое внимание, материалистически подходящей к изучению языка яфетической теорией.  Самим материалом яфетические языки и помогли установить, что вообще язык занимает исключительное место в надстройке только ему присущей полнотой объективно идеологического охвата всех сторон бытия человечества на всем протяжении времени и пространства.

Уделяя много внимания историческому развитию языковой действительности, новое учение о языке тем самым не только не отдаляется от мировоззрения и метода основоположников марксизма-ленинизма, но, напротив, подтверждает богатейшими конкретными материалами каждое из положений материалистической диалектики в области языка и приближает нас к их углубленному пониманию. Ибо, как справедливо указывает Энгельс, невозможно понять предмет без его истории.

Термин «яфетический» т. о. указывает на особую производственно — общественную значимость этого звена с вытекающими из соответственных социальных факторов функциями; последние же в свою очередь определяют систему языка и происхождение всех составных частей речевого материала с обеих неразрывно увязанных друг с другом генетических сторон—идеологической и формальной. Название «яфетический» не определяет ни в какой мере биогенетической природы языка.

Таким образ, в современной зап. европейской лингвистике явление кризиса отнюдь не изжито, поскольку самое разрешение основных проблем языка возможно лишь при условии коренного пересмотра общих философских предпосылок всей системы соответствующих дисциплин. Через резко антитетичную младограмматическому компаративизму («индоевропеистике») яфетическую теорию подходит в настоящее время вплотную к проблеме построения языковедения.

Из классификаций лингвистических дисциплин наиболее общепризнанной является классификация по объекту:

  1. грамматика как учение о формах языка
  2. этимология как учению о первоначальных значениях слов, и
  3. лексикология как учению о словарном составе языка, присоединяя иногда к этим трем отделам языковедение
  4. фразеологию как учение о речениях.

Грамматика как учение о формах языка. История грамматики

ГРАММАТИКА (с греч., буквально «наука о письме»), отдел языковедения, посвященный изучению форм языка. Создание грамматики —дело греческий ученых в Александрии. Разработка ее начата Зенодотом (в нач. 3 в. до хр. э.), закончена Аполлонием Дисколом и его сыном Геродианом (во второй половине 2 в. хр. э.) и охватывает почти четыре с половиной века. С тех пор и до возникновения сравнительного языкознания (в начале 19 в., см. Ф. Бопп) Г. не претерпела никаких существенных изменений. —Возникла грамматики благодаря чисто практической необходимости. В 3 в. до хр. эры язык поэм Гомера стал труден для понимания. Явилась необходимость в толкованиях, для которых потребовалось детальное изучение языка.

На почве изучения фактов языка между александрийскими учеными возник принципиальный спор. Одни утверждали, что в языке господствует правильность (аналогия) и ссылались на целый ряд фактов греческого языка. Другие наоборот были убеждены, что в языке царит неправильность (аномалия), и приводили соответствующие факты. Александрийские грамматики не могли окончательно решить этого вопроса, т. к. у них не было исторической точки зрения на язык, но, все же их спор не был бесплоден; в результате его была установлена первая грамматическая схема: факты языка были разнесены по основным рубрикам, получившим название частей речи. Аналогисты должны были признать, что не все факты языка они могут подвести под свои правила, и наряду с правилами должны были допустить исключения. Отсюда в школьные грамматики до последнего времени господствовало убеждение, что нет правила без исключений; это убеждение было разрушено только научным языкознанием.

Схема александрийской грамматики впервые полностью изложенная в сочинении Дионисия Фракийского «Grammatikê techne» (2 в. До хр. э.), такова:

  • речь разлагается на слова,
  • слова—на слоги,
  • слоги—на неделимые дальше элементы—буквы (александрийцы имели дело с письменными памятниками и всегда говорили о буквах, а не о звуках).
  • Буквы делятся на гласные и согласные.

Дальше говорилось об ударении, о долготе, но главное место занимало учение о частях речи. Их насчитывалось восемь:

  1. имя,
  2. глагол,
  3. причастие,
  4. член,
  5. местоимение,
  6. предлог,
  7. наречие,
  8. союз.

Части речи определялись частью по формальным признакам, частью по семантическим (т. е. по значению): напр. имя определялось как часть речи, обладающая падежами (формальный признак) и обозначающая вещь или действие (семантический признак). Описание этих частей речи и составляет основную часть грамматики; позднее к этому присоединяется синтаксис, впервые написанный Аполлонием Дисколом. —От александрийцев их схема была усвоена римлянами, которые внесли в нее незначительные изменения.

От римлян эту схему грамматики унаследовали все западноевропейские народы. Под влиянием античной грамматики находились и арабские и еврейские грамматики ср. в., впрочем, значительно упростившие схему. Создавалось мнение, что грамматика для всех языков одна: очень мало смущались тем, что отдельные языки не укладывались в схемы александрийских грамматиков. Это мнение еще более было под-креплено попыткой, впервые сделанной во Франции в конце 17 в. и затем не раз повторявшейся, создать общую, философскую грамматику

(Синтаксис). В средние века из имени было выделено прилагательное как особая часть речи.

В Россию грамматика попала двумя путями:

  1. непосредственно из Византии, путем перевода грамматических трактатов на славянскийязык;
  2. с Запада, благодаря переводу в 16 в. толмачом Дмитрием Герасимовым латинскойэлементарной грамматики Доната.

Так и у нас мало-по-малу сложилась грамматическая традиция, восходящая в конце концов к александрийской и разделяющая все ее недостатки. —Независимо и гораздо раньше, чем у греков, возникла грамматика в Индии. Причина возникновения была аналогичная—необходимость комментирования Вед (Ведизм), непосредственное понимание которых утрачивалось. Так возникла этимология, объяснявшая слова, ставшие непонятными; за ней последовала фонетика, вызванная необходимостью сохранить правильное произношение ведийских гимнов, что считалось важным для жертвоприношения; звуки описывались физиологически.

Наконец создалась грамматика (анализ), задачей крой считали разложение слов на составные элементы. В Индии впервые возникли понятия о производных и непроизводных основах, или корнях, об аффиксах (префиксах, инфиксах и суффиксах) и о разных ступенях корня. Части речи (имя, глагол) характеризовались формальными (морфологическими) признаками; здесь же впервые появилась теория сложных слов, в изобилии существовавших в санскрите. Всего этого не было в греческой грамматике. Наоборот в индийской грамматике не было синтаксиса, создание к-рого всецело—заслуга греков.Грамматика как учение о формах языка. Язык — деятельность, подверженная изменению и развивающаяся во времени.

В начале 19 века возникло сравнительное языковедение. Основателем его считается Франц Бопп, к-рый утверждает теорию родства индоевропейских языков, произошедших из одного общего языка—индоевропейского праязыка. Это показало, что на язык нельзя смотреть как на неизменяющуюся норму, как на раз навсегда созданное орудие. В то же время В. фон Гумбольт утверждает, что язык — деятельность, подверженная изменению и развивающаяся во

времени. Отсюда следовало:

  • что народные языки—результат закономерного развития, а не какое-то искажение, уродство, как это думали до того времени;
  • что не только для каждого языка, но и для разных периодов одного и того же языка должна быть своя особая грамматика. Фактически это доказал Яков Гримм, написавший историческую грамматику нем. языка, за к-рой вскоре последовали исторические грамматики др. языков.

К фактам языка стали относиться, как и к другим фактам природы и истории: их стали изучать опытным путем, а не подходить к ним с априорной схемой. Мало-по-малу в языковедении утвердилось мнение, что научная грамматика какого-нибудь языка может быть только исторической. Против такого взгляда восстал в 10-х гг. 20 века женевский ученый де Сосюр, указывая на социальную природу языка: язык—социальное явление; в каждую эпоху язык данной лингвистической группы представляет систему лингвистических знаков. По де Сосюру, главная задача грамматики -— изучение языка как статической системы знаков. Смешение диахронической (исторической) и синхронической (взятой в одном пункте исторического развития) точек зрения на грамматические факты языка было, по его мнению, методологической ошибкой сравнительно-исторической грамматики 19 века. М. Петерсон.

 Язык, как явление идеологии, подлежит общим законам исторического развития

Эти колебания в определении задач грамматики свидетельствуют о наличии в самом ее объекте постоянного противоречия, которое может быть вскрыто и разрешено лишь при условии

диалектического подхода к проблеме. Поскольку язык, как явление идеологии, отображает бытие своего носителя —коллектива, он подлежит общим законам исторического развития, он дан нашему наблюдению одновременно и как ставшее и как становящееся. Раскрытие единства этих противоположных, взаимоисключающих тенденций в системе языка, необходимых, поскольку язык есть часть «живой жизни»,—первый шаг к подлинно научному

разрешению грамматической проблемы.

В настоящее время однако пересмотр грамматической традиции только еще намечается.

 Предмет грамматика. Механизм грамматического анализа

В современном понимании грамматику изучает совокупность всех возможных в языке смысловых отношений между элементами целого высказывания (словосочетаниями, отдельными словами, частями слова), воспринимаемых как модификации их основного конкретного значения и выделяемых в систему грамматических форм языка. Подобное разложение значения и звучания целого высказывания на элементы, другими словами—выделение грамматических форм в целом высказывании, становится возможным лишь благодаря тому, что каждое высказывание в опыте каждого говорящего—члена языкового коллектива —вступает в ассоциативные связи с бесчисленным множеством однотипных высказываний. Там, где подобной связи не устанавливается, устраняется возможность грамматического анализа.

Это легко проследить, например, на судьбе заимствованных слов. Слова эти, переходя из одного языка в другой, обычно теряют характер производных или сложных основ, к-рый они имели в системе родного языка. Так, англ. слово «фермер» (производная основа с весьма продуктивным в системе англ. яз. суффиксом—«ег»), усвоенное рус. языком, становится словом с непроизводной основой вследствие отсутствия в русском языке такого суффикса. Обратно, рус. слово «самовар» (в системе рус. языка—сложная основа, причем этот метод сложения основ действует и в современном языке—ср. «самогон»), усвоенное друг, языками (тюркское «samavar»), становится в них неразложимым.

Однако возможен и такой случай, когда большое количество однотипных образований, усвоенных одним языком из другого, создает необходимые предпосылки для грамматического анализа. Роль в современном русском языке выделенных из иностранных слов суффиксов «изм», «ист», «изация», с помощью к-рых часто образуются производные слова от рус. основ: «большевизм», «царизм», хвостист», «пушкинист», «военизация» и т. д. Таким образом наличие грамматических форм в языке есть результат соотношений, существующих в пределах данной языковой системы (точнее—системы данного социального и локального говора) между всеми ее элементами—лингвистическими знаками, — соотношений, постоянных в данное время и в то же время непрерывно меняющихся в истории языка.

Грамматические единицы, выделяемые в результате грамматического анализа в значении и звучании целого высказывания, могут быть классифицированы:

  • по тем модификациям звучания, которые позволяют их выделить;
  • по тем частичным значениям, носителями к-рых они являются, и
  • по обоим признакам одновременно.

Модификации звучания, повторяемость и постоянство которых и позволяют осуществиться грамматическому анализу, могут быть сведены к следующим основным типам:

  • порядок слов;
  • сложение слов или частей слова;
  • аффиксация, включающая употребление суффиксов, префиксов

или инфиксов;

4)   внутренняя модификация звукового состава слова в области гласных или согласных (флексия основ);

5)    удвоение слова или части слова и

6)    интонационные модификации, включающие изменения ударения или как целого высказывания, так и отдельного слова (Сепир).

Первый способ выражения грамматических значений представлен напр. в языках

китайском, сиамском и аннамском, а из европейских—в английском (меньше—во французском), где простая последовательность слов -— обычный способ выражения синтаксических отношений (the man saw the dog—человек увидел собаку, the dog saw the man—собака увидела человека). —От простой последовательности (juxtapositio) слов до сложения (compositio) существует ряд переходных ступеней. Довольно распространенное в языках европейских, как прием образования новых слов (основ), сложение в других языках — например полисинтетических языках индейцев Америки—служит и для выражения синтаксических отношений [по-ацтекски — «накатль» («тль»—форматив)—«мясо», «ни»—«я», «ква»—основа глагола «есть»: «ни-нака-ква»—«я ем мясо» (как бы: «ямяс’ем»)].

Наиболее широко распространенным приемом образования форм почти во всех языках является способ присоединения к основе, аффиксов (или, другими словами, разложения слова на основу и аффиксы). При этом характер аффиксов (префиксы, суффиксы или инфиксы) и соотношения их различны в системе каждого языка. Так например рус. язык пользуется суффиксами и для выражения синтаксических отношений («беленьк-ие ножк-м столик-а изрезан-ы ножик-сш») и для образования основ (бел-енмс-ие нож-к-я стол-мк-а), тогда как префиксы употребляются лишь для последней цели (мз-ре-занный). Языки тюркские применяют в обеих целях только суффиксы. Есть языки, применяющие почти исключительно префиксы в обеих целях (группа Атабаска индейских языков Сев. Америки).

Значительно реже в качестве основного приема образования форм встречается флексия основ. Даже наиболее типичные случаи—образование форм глагола и имени посредством изменения огласовки в семитских языках (арабское «k-t-b»—«писать»: «kataba»—«писал», «kutiba»—«написан», «katib»—«пишущий», «kitab»—«писания», «книга» и т. д.) или явления индоевропейского аблаута (ср. образование форм в германском глаголе—«sing, sang, sung»)—соединяются в системе этих языков с приемом аффиксации.

В рус. языке флексия основ всегда соединена с др. приемами формообразования—с изменением аффиксов и ударения (ср.: село—сёла, окно—окна, плакать—пл4чу, купец—купечество). О том, что эти чередования звуков ощущаются все же в системе языка как приемы формообразования, свидетельствуют такие факты как новообразования: •<пальт6—пбльта», «спец—спечество» и т.п.

     Прием удвоения слова или части слова

Прием удвоения слова или части слова распространен преимущественно в качестве метода выражения таких специфических грамматических значений, как повторяемость, привычное действие, множественность, увеличительность и т. п. Ср. древнеиндийские образования типа «dine-dine» (со значе-нием «изо дня в день»), тюркские образования типа «баран-маран» (со значением: «ба-ран, овца и т. п.»). Однако этот прием встречается и для выражения др. грамматических значений, напр. образование индоевропейского перфекта (греч. léloipa), образование глаголов в готтентотском («khoe-b»—«гот-тентот, человек» «khoe-khoe»—«говорить по-готтентотски») и т. п. Весьма многообразны явления интонации, применяемые как для выражения синтаксических отношений, так и для образования основ (ср. английское «to extract» и «an extract», где разница в ударении).

В рус. языке примером грамматикализации ударения может служить соотношение: «руки—р ^ки, ногй—нбги». —Следует отметить, что в грамматических теориях 19 в. не всегда учитывались такие формы грамматического выражения, как явления порядка слов и интонации.

Отсюда — возможность таких наприм. определений грамматической формы, как явнонедостаточное определение, довольно популярное у нас: «форма слова есть способностьслова распадаться на части». —В свою очередь частичные значения, выделяемые в едином значении целого высказывания в результате грамматич. анализа, могут быть классифицированы по следующей, например, схеме, предложенной Сепиром:

  1. Значения «корневые» (конкретные) — предметов, действий, признаков, — не включающие никаких моментов отнесенности.
  2. Значения словопроизводные, менее конкретные, чем значения «корневые», но более конкретные, чем «релятивные» значения 3-го и 4-го типа; отличаются от значений «корневых» тем, что они не имеют отношения к структуре высказывания как целого; специфическая связь их со значениями 1-го типа дана в привнесении ими дополнительныхмодификаций «корневых» значений.
  3. Значения конкретно — релятивные , более абстрактные, чем значения 2-го типа, но все tше не вполне лишенные конкретности; основное отличие их от значений 2-го типа в том, что они указывают или предполагают отношения, выходящие за пределы того слова, «корневое» значение которого они непосредственно модифицируют, приводя т. о. к значениям 4-го типа.
  4. Значения чисто релятивные, совершенно абстрактные, указывающие взаимоотношения конкретных элементов высказывания и определяющие т. о. его синтаксическую форму.

Своеобразие системы каждого языка ярко выступает при сопоставлении не одних только значений, но и способов их выражения. Характерно, например, что одно и то же значение (субъекта) выражается в рус. языке формой падежа, тогда как английский довольствуется одной лишь последовательностью слов. Далее надо отметить, что один формальный элемент может выражать одновременно несколько значений и обратно. Отсюда—большие трудности в разрешении проблемы классификации грамматических значений и малая удовлетворительность существующих попыток классификации (кроме приведенной выше классификации Сепира, можно указать еще на классификации Нореена, Габеленца, Иесперсена и др.).

Следует еще указать, что проблема классификации грамматических значений обычно усложняется наличием в языке грамматического выражения смысловых различий,

несущественных с точки зрения логики, но зато теснейшим образом связанных с социальной оценкой соответствующих явлений и фактов, часто отражающей благодаря традиционному характеру лингвистического знака глубоко архаичные формы общественного быта и психологии (Марр).—Сюда относятся не только такие поздние явления, как дифференциация спряжения на формы почтительного, безразличного и пренебрежительного обращения (достаточно напомнить, что немецкий язык прусского абсолютизма знал 4 формы второго лица: Sie, Ihr, Du, Er), как существование уничижительных, ласкательных и т. п. форм словообразования, но и такие архаические черты языковой структуры, как деление именна классы или роды, ясно отражающее социальную неравноценность называемого,хотя и получающее в дальнейшем развитии языка грамматическое значение (Маутнер).

Действительно, многие из грамматических форм, представляющиеся нам выражениемчисто логических отношений, в палеонтологическом анализе раскрываются как выражение «дологического» мышления и лежащих в его основе первобытных форм общественности. Так, по мнению В. Шмидта, «богатство форм числа для личных местоимений и имен объясняется слабым развитием системы счисления, бессистемным счетом и счетом парами». По мнению академика Марра, выделение (или точнее против оставления) единственного числа множественному, развитие притяжательных и личных местоимений отражают определенные стадии развития примитивного общества, против оставления индивида коллективу, появлениесобственности.

Одновременная классификация по обоим признакам [т. е. собственно грамматическая классификация, поскольку в действительном опыте элементы звучания не отделимы от элементов значения (ср.удачный термин «звукозначение», вводимый Пешковским) и выделение тех и других происходит лишь благодаря их взаимной соотнесенности] поведет к выделению:

  • Элементов звучания, являющихся носителями «корневых» значений («основных принадлежностей» по терминологии Фортунатова) ;
  • Элементов звучания, являющихся носителями «словопроизводных»;
  • «конкретно-релятивных» и
  • «релятивных» значений («формальных принадлежностей» Фортунатова).

Эти элементы даже в пределах одной языковой системы образуют весьма сложные сцепления соотношений. Разные модификации звучания, более того — различные приемы модификации звучания могут функционировать в качестве одного и того же грамматического элемента в системе одного и того же языка; и обратно — одна и та нее модификация звучания может приобретать значение различных грамматических элементов.

Грамматика и как теория языковых категорий

В частности, при наличии в системе языка грамматических форм известной категории, самое отсутствие звуковой модификации может быть использовано для образования грамматической формы путем соотнесения с остальными звуковыми модификациями; этот факт, впервые отмеченный Ф. Ф. Фортунатовым в учении об отрицательной формальной принадлежности, в настоящее время осознается большинством лингвистов (де Сосюр, Сепир, Вандриес). Отсюда — существенные трудности при классификации этих элементов; ибо грамматические категории в системе одного и того же языка могут объединять ряд форм то с помощью одного единого значения, то с помощью единого комплекса однородных значений, то с помощью единого комплекса разнородных значений, одинаково повторяющихся в каждой из форм (Пешковский).

Поскольку грамматическая система языка раскрывается т. о. как совокупность принципов классификации выделяемых в процессе анализа грамматических единиц, можно определить грамматику и как теорию языковых категорий (Хйемслев).

 Традиционная классификация грамматических единиц.

Проблема классификации грамматических единиц, как ясно из всего сказанного выше, лишь намечается в современной лингвистике. Обычно в лингвистической литературе пользуются при характеристике грамматических единиц (иногда с некрыми поправками) старой терминологией, унаследованной еще от античных грамматиков и объединяющей группы грамматических единиц по общности тех или иных частичных звукозначений в определенные категории, обозначаемые традиционными условными терминами. Именно в традиционности и условности обозначений заключается удобство этой грамматической терминологии, позволяющей подводить наблюдаемые новые явления под уже известные категории без предварительного точного их определения; ибо, как мы видели, логически точное определение грамматических категорий и частичных грамматических значений представляет часто значительные трудности.

Анализ отдельных установленных традиций грамматических категорий и новейших попыток их научного определения см. в ст.ст. Части речи, Предложение,Глагол, Имя. Однако новейшая лингвистика, обращающая все большее внимание на изучение языков, далеких по своему грамматическому строю от языков индоевропейских (на базе которых и создана традиционная терминология), все яснее сознает недостаточность старой классификации грамматических явлений. Вместе с тем, поскольку каждый язык как бы производит известный отбор грамматических категорий и грамматических форм (и со стороны грамматических значений, и со стороны грамматического выражения), все настойчивее выдвигается проблема грамматического типа языка.

    Объектная классификация грамматических дисциплин очевидно связано с разрешением проблемы отдельного слова

Основанная на анализе грамматических единиц, классификация грамматических дисциплин позволила бы выделить отделы изучения грамматических единиц:

  • носителей «корневых значений»,
  • носителей «словопроизводных» (основообразующих) значений и
  • носителей «конкретно-релятивных» и «релятивных» значений.

Однако традиционная классификация лингвистических дисциплин не совпадает с этим делением, относя изучение «корневых» значений и частью «словопроизводных» значений в область этимологии и лексикологии — дисциплин не грамматических, а в пределах собственно грамматики. Противопоставляя друг другу морфологию, как «учение о значении отдельных слов в зависимости от их состава и, следовательно, о значении частей слова», синтаксису, как учению о «значениях соединения слов», или (согласно другому не менее распространенному определению) морфологию, как «учение о формах отдельного слова», синтаксису, как учению о «функциях этих форм в словосочетании и как учению о формах и функциях словосочетаний».

Не говоря уже о невозможности разделения в качестве объектов самостоятельного анализа функции и формы грамматической единицы (де Сосюр), основной ошибкой этой

классификации является то, что она базируется на понятии «отдельного слова», противопоставляемого «сочетанию слов». Между тем в подлинном опыте мы располагаем

лишь целым высказыванием и, как результатом грамматического анализа, грамматической единицей (Сепир). Что же касается «отдельного слова», то часто наблюдаемые «сдвиги» границ отдельных слов и противоположные им явления гипер — анализа свидетельствуют о том, что и выделение целых слов—этих, казалось бы, основных единиц языка—протекает по общим законам выделения грамматических единиц.

Отсюда—текучесть границ понятия «отдельного слова» и трудность его удовлетворительного определения. Все попытки уточнить классификацию грамматических дисциплин, сохраняя в ее основе понятие «отдельного слова», оказываются поэтому безуспешными. Так выделение в объекте морфологии «форм словоизменения», как «форм отдельных полных слов, обозначающих различия в отношениях данных предметов мысли к другим предметам мысли в предложении», и «форм словообразования» (Фортунатов) все же не уточняет классификации грамматических дисциплин; логическим выводом из этого разделения было бы перенесение форм словоизменения в область синтаксиса, но подобному перенесению препятствует понятие «отдельного слова», на котором базируется и Фортунатов.

Точно также введение общего термина (морфема) для всякой грамматической единицы (Бодуен де Куртене) теряет свою точность при приложении к «отдельному слову», поскольку из него выпадает тогда ряд таких существенно важных приемов звуковой модификации, как последовательность звучаний. В сохранении принципа деления по признаку отдельного слова—главный недостаток грамматических построений и т. н. «формальной школы», несмотря на ее серьезные заслуги в пересмотре абстрактно-логических определений традиционного синтаксиса.

Таким образом разрешение вопроса об объектной классификации грамматических дисциплин очевидно связано с разрешением проблемы отдельного слова.

АРАЛЬСКОЕ МОРЕ, А р а л , соленое оз. в Казакстане, между 4372° и 47° с. ш . , третье в ряду величайших озер света и второе (после Каспия) по величине среди соленых озер. Площадь 64.490 км2 (без о-вов— 63.270 км2). Наибольшая длина А . м. с С . — В . на Ю .-3. 428 км, ширина по 45° с. ш . 284 км.

Б е р е г а .

 Сев. берега А . м . изрезаны большими заливами: Б . Сары-чеганак, Перовского, Паскевича, Тщебас, Чернышева и Кумсуат. Н а берегу зал. Б . Сары-чеганак находится ст. «Аральское море» ж . д. Орен-бург—Ташкент и при станции поселок.

К се-верным берегам прилегают пески Каракумы (приаральские), М. Б а р с у к и и Б . Б а р с у к и . Сев. берега местами низменные, местами высокие; высота сев. берега в з а л . Перовского достигает 150 м над уровнем А . м . Н а ю ж н . берегу п-ова Куланды имеются обна-ж е н и я нуммулитовых известняков; из них сложена и скала Токмак-аулие или Тасаулие к сев. от мыса Изендыарал; высота этой скалы ок. 11 м. З а п . берега А . м . обрывисты и не изрезаны заливами; они представляют собою вост. окраину плато Устьурт и сложены в верхней части из сарматских известняков. Высота обрывов достигает местами 190 м над у р . А . м . Берега пустынны, безводны и совершенно лишены гаваней.

Пресная вода имеется (но не везде) в родниках, выходящих из-под сарматских известняков. Ю ж . берег, населенный каракалпаками, образован сев. краем дельты Аму-Дарьи. К юго-зап. углу А. м. примыкает низина Айбугир, ныне (1925) затопленная водой. В дельте, вплоть до берега А . м., водятся тигры. К дельте примыкает большой (127 кл12) о-в Токмак-ата. Вост. берега, между дельтой Аму-Дарьи и сев. концом з а л . Сары-чеганак, низменные, песчаные, чрезвычайно сильно расчлененные множеством мелких заливов и песчаных о-вов; нек-рые бухты вдаются довольно глубоко в сушу; т а к , з а л . Б и к — т а у , при ширине в 4 км, имеет в длину 28 км.

 Т а к а я расчлененность есть результат повышения уровня А . м., затопившего песчаное побе-режье, покрытое барханами. О с т р о в а . И з о-вов, прилегающих к воет. берегу, более крупные: Джидели, Тюлькели (Меньшикова), У я л ы , Кузьджитпес, Каска-к у л а н . В сев. части вост. берега выдвигает свою дельту р . Сыр Д а р ь я . В открытом море, ближе к зап. берегу, в 166 км от устья Сыр-Дарьи—большой о-в Н и к о л а я с низкими берегами; длина его 22 км, ширина 17 км, площадь 216 км2. У его берегов много рыбы (поэтому здесь—рыбные промыслы).

К Ю . от о-ва Н и к о л а я расположен небольшой о-в Беллингсгаузена, а еще южнее о-в Л а з а р е в а . К С.-В. от о-ва Нико-лая—большой о-в Барса-кельмес (по-киргизски: «пойдешь — не вернешься»), площадью в 133 км2. Наконец, к сев. берегам примыкает большой о-в Куг-арал, длиною в 41 км и площадью 273 км2.

Б а с с е й н и у р о в е н ь . А . м. не имеет стока и представляет совершенно замкнутый водоем; оно принимает в себя только две, но зато громадных реки: Аму-Д а р ь ю и Сыр-Дарыо. Площадь бассейна А. м. равна 1.836.000 км2, считая с бассей-нами З е р а в ш а н а , Ч у и Иссык-Куля; площадь же бассейна, непосредственно питающего своими водами А . м., равна ок. 550 тыс. км2.—Уровень А. м. подвержен значительным колебаниям: ок. 1785 года он стоял высоко, ок. 1825, напротив, море очень сильно убыло; в 1835 — 50 снова был высокий уро-вень, в 1860-80—низкий; ок. 1880 был минимум, а затем до 1915 включит, уровень повышался, при чем это повышение за 15 лет составило несколько более 2 м; в течение 1 9 1 6 — 2 0 море убывало, и к 1920 уровень понизился, по сравнению с 1915, на 113 см.

С 1921 море снова начало при-бывать, и в 1925 уровень продолжал повышаться. 25 септ. 1908 абс. высота уровня А . м. близ станции того же имени равня-лась 52,39 м . «На А. м. заметны также годичные колебания уровня: наивысшее его положение приходится на месяцы с м а я по сентябрь, наинизшее — зимою (ноябрь — январь); годовая амплитуда невелика,—в ср. 36 см. На высоту уровня А . м. оказывают влияние впадающие в него реки, испарение с поверхности А . м. и количество осадков.

О с а д к о в над А . м. выпадает ок. 10 см в год, испарение с поверхности воды ок. 100 см. Разница между испарением и осадками (90 см) должна покрываться притоком воды из Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Суточный ход высоты уровня А . м., равный в среднем с апреля по декабрь 21 см, обусловлен гл. обр. фазами сейш (см.), и л и ритмических колебаний уровня.

Период сейш, достигающий 223/4 часов, является самым длинным из периодов, отмеченных где-либо на озерах. Высота сейш у станции А . м. в сред-нем 24 см, но бывают сейши до 100 см высо-той. Кроме этих сейш, есть еще сейши с периодом в 8—9 час. Возникновение сейш на А. м. обязано быстрым изменениям атмосферного давления и сильным ветрам. Вследствие мелководья у вост. и ю ж . берегов во время ветров происходит значительный сгон и нагон воды. Т а к , во время бури 27 а п р . 1902 уровень у станции А . м. повысился на 2,1 м , что повлекло за собою большие разрушения.

Г л у б и н ы . А . м . принадлеяшт к числу мелких озер: в середине моря преобладают глубины в 20—25 м, и только вдоль зап. берега тянется у з к а я полоса глубин свыше 30 м. Наибольшая глубина равна 68 м. Объем моря в 1900 равнялся 1.028 км2, а средняя глубина 16,2 м.

С о л е н о с т ь А . м . сравнительно невелика: 1 кг воды заключает 10—11 г солей, .-е. лишь немного меньше чем в Каспийском м., но втрое меньше чем в океане. По химич. составу вода близка к воде Каспийского м., но значительно отличается от океанической; в воде А . м . очень много сернокислых солей, но сравнительно мало хлористых: в 100 весовых частях солей из воды А . м. содержится 41% сернокислых солей (в океане 10%) и 5 9 % хлористых (в океане до 90%). По сравнению с Каспием, в воде Арала значительно больше кальция. Запасы серной кислоты, кальция и др. минеральных веществ А . м. получает из воды рек Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, к-рые ими весьма богаты.

Т е м п е р а т у р а .

Летом вода на поверхности А. м., даже вдали от берегов, может нагреваться до 26°—27°. Зимой А. м. обычно не покрывается льдом сплошь: еже-годно замерзает сев.-вост. часть моря, и от устьев Сыр-Дарьи устанавливается сообщение по льду на Кугарал. Нередко замерзает сев. часть вплоть до о-ва Барса-кельмес, и тогда сюда перекочевывают со своими стадами киргизы. По непроверенным данным, в особо суровые зимы замерзает все море. На С. море обычно замерзает в декабре, вскрывается во второй половине апреля. Продолжительность ледяного покрова в заливе Бугунь (близ дельты Сыр-Дарьи) в зиму 1902-03 была 141 день, в зиму 1907-08— 160 дней. Толщина льда не больше 1 м, обычно в открытом море менее 70 см. Даже летом на глубинах температура воды низ-КЭ1Я) 3 1 *

П р о з р а ч н о с т ь в о д ы А . м . очень велика: в середине моря, на глубинах 22— 23 м нередко летом видно дно. В зап. части моря прозрачность меньше. В середине моря вода превосходного синего цвета (номер I I I по шкале Фореля), такого же к а к в Эгей-ском море.

Т е ч е н и я .

Вдоль зап. берега идет к С. течение, несущее частично опресненные Аму-Дарьей воды: максимальная скорость его 1,3 км в час. Достигнув сев .-зап. угла моря, течение это поворачивает на В. Другое течение от устьев Сыр-Дарьи к Ю . вдоль вост. берега. Т . о. намечается круговорот воды по часовой стрелке.

Г p у н т .

У берегов грунт—песок, в сере-дине моря и в з а п . части—ил. Границей ила и песка может в общем служить линия десятиметровой глубины. В зап. части моря, на глубинах свыше 30 м, ил имеет черный цвет и слизистую консистенцию, что зависит от присутствия в нем черного коллоидального гидрата сернистого ж е л е з а . Черный ил выделяет сероводород; выделение этого газа со дна обнаружено и на более мелких местах (23 л»). Камни встречаются только у п-ва Куланды и у входа в сев. бухту о-ва Н и к о л а я .

Ф л о р а и ф а у н а А. м. по сравнению с Каспием бедны. Следует отметить присут-ствие в А . м. красных водорослей (полисифонии и др.). Из харовых, ж и в у щ а я здесьTolypella aralica образует заросли на дне средней части озера. Из диатомей следует отметить Chaetoceras. В фауне бросается в глаза отсутствие высших ракообразных (Cumacea, мизид, десятиногих), тюленя, сельдей, бычков (Gobiidae), обитающих в Каспийском м. Из червей следует упомя-нуть о турбелляриях (12 видов), большинство коих принадлежит к морским родам; триклад, столь обычных в Каспии, здесь нет.

Из амфиподов массами встречается боко-плав, Gammarus (Pontogammarus) aralensis, из моллюсков только 7 видов: Dreis-s e n a p o l y m o r p h a , D.pallasi. D.caspia,Adacna m i n i m a , Cardium edule, H y d r o b i a pusilla, Neritina l i t u r a t a . Из рыб в А. м. живет ок. 20 видов: шип (Acipenser nudiventris— рыбаки называют его неправильно «осет-ром»), лосось (Salmo t r u t t a aralensis, очень редко), сазан и усач (массами), плотва(«вобла»), я з ь , ж е р и х , шамая (массами), лещ, глазач, чехонь, сом, щ у к а , окунь, судак, колюшка (Pygosteus platygaster aralensis). В виду того, что Арал имеет ничтожное количество ему лишь свойственных (эндемичных) форм, можно заключить’ что фауна его, с геологической точки зрения, недавнего происхождения. Имеется ряд форм, общих с Каспием и более нигде не встречающихся; таковы усач, красногубый жерих, Gammarus aralensis, нек-рые моллюски, турбеллярии и ракообразные (Evadne апо-пух и E . camptonyx).

Г е о л о г и я

. IIa берегах А. м . встречаются отложения верхнеюрской, верхне-меловой, третичной и четвертичной систем. Прежде принимали, что в четвертичный период А. м. соединялось с Сев. Ледовитым морем, Балхашем и простиралось далеко на Ю . Все это в наст, время приходится отвергнуть. Отложения, заключающие фауну современного А . м., известны по всем берегам этого моря; однако, они распространяются не выше 4 м над уровнем современного Арала (ок. 56 м абс. выс.); так, по Сыр-Дарье они не доходят до К а з а л и н с к а . На такую же абс. выс. поднимаются отложе-н и я с пресноводными раковинами и в об-ласти Сарыкамышской котловины. Т . к . начало Узбоя (см.) лежит на том же уровне, то, очевидно, арало-сарыкамышский пресноводный бассейн был некогда соединен с Узбоем. Л. Берг.

С у д о х о д с т в о на А . м., не встречая препятствий в естественных условиях самого моря, не может, однако, иметь крупного значения в силу, во-первых, замкнутости бассейна, а во-вторых—пустынности берегов. Единственными пунктами связи с внешним миром являются устье Аму-Дарьи (на Сыр-Дарье регулярного судоходства нет) и станция «Аральское море» Ташкентской ж . д. Между этими двумя пунктами существует пароходное сообщение.

Общий грузооборот, достигавший максимально 25 т . m, состоит, гл. обр., из с . — х . сырья (кожи, хлопок и пр.), подающегося на Ташкент-скую дорогу по Аму-Дарье преимуществен-но с ее нижнего течения, начиная от Ленинска (б. Чарджуй), где Аму-Дарья пере-секается линией Средне-Азиатской ж . д . ; главный груз, идущий в обратном направлении, составляют мука, железные товары, мануфактура и п р . готовые изделия, на-правляющиеся из России в низовья Аму-Дарьи; в обе стороны идет рыба. Навигация продолжается свыше 7 мес.;рейс от ст. А . м . до устья Аму-Дарьи занимает 40 часов. Состав флотилии А . м. по данным на 1924: 4 парохода, 2 шхуны моторных и 1 паро-в а я . Из-за мелководья у станции «Аральское море» морские суда останавливаются на рейде, и перевозка грузов с берега и на берег производится специальными рейдовыми судами, что вызывает большой накладной расход; в 1925 поставлена землечерпатель-н а я машина.

Р ы б о л о в с т в о .

Несмотря на значительность природных рыбных богатств А . м., почти не уступающих, при расчете на единицу площади, богатствам Каспийского моря, промышленное рыболовство не могло развиваться из-за отсутствия сбыта; до 1905 промысловый улов не превышал 5 т . т . В первый же год по открытии Оренбургско-Ташкентской ж . д. эта цифра утроилась и продолжала возрастать вплоть до 1915, когда улов достиг 50 т . то; в дальнейшем, под влиянием расстройства транспорта, а затем и полной отрезанности от России, уловы резко упали, опустившись до минимума в 1920 (3 т . то); с этого года снова начался рост, однако очень медленный из-за плохого состояния, в к-рое пришло оборудование промыслов за 1917—20.

Данными обследования 1920—21 констатировано, что за недостатком морских неводов и прочего оборудования глубинный морской лов отсутствует, промысел—исключительно мелко-водный; ощущается недостаток в более крупных промысловых судах, к а к баркасы, т а к ж е и в перевозочных средствах, к а к плашкоуты и шхуны; ледники (выхода), лабазы и жилые постройки сооружались из тростника; вообще оборудование весьма при-митивное. С национализацией крупных промыслов, они перешли в р у к и «Туркрыбы» и кооперации («Аралец»), которые, однако, за отсутствием средств принуждены были ограничиваться «малым ремонтом».

В 1925 Гос-планом РСФСР признана необходимость кредита в 554 т . руб. на организацию аральской рыбопромышленности; это даст возможность восстановить довоенные размеры улова. — Ловится, г л . обр., сазан (45% улова), лещ (40%), плотва, шип, усач, жерих и сом; улов сазана за последние годы резко упал, за отсутствием подходящих снастей .—Главные промысловые районы: южное побережье в устьях Аму-Дарьи, от-части вост. побережье в устьях Сыр-Дарьи; из о-вов: Токмак-ата, «Возрождение» и Кос-Арал. С прекращением навигации осенние и зимние уловы раскупаются на месте и идут в низовья Аму-Дарьи, в Кунград и другие города.

И с т о р и я и с с л е д о в а н и й . Ни у греч., ни у римских авторов нет никаких указаний на А . м. Впервые о нем упоминает арабский писатель Ибн-Русте, писавший между 903 и 913. Первое изображение А . м. («Хорезмийское озеро») на карте дает Истах-ри (середина 10 в.). Весьма важные сведения сообщает «Книга Большого Чертежа». Первые съемки произведены в 1740 Муравиным. В 1848—49 А . м. положено на карту Бута-ковым. В 1899—1902 исследовано Бергом. В 1920—21 на А . м. производил рыбопромысловые исследования Спичаков, в 1925.

НЕБА НОЧНОГО СВЕЧЕНИЕ, я в л е н и е , открытое около 35 лет назад и заключающееся в том, что только около четверти всего света, посылаемого нам ночным небом, принадлежит звездам и туманностям; остальная же часть свечения обусловлена тем, что светится сама земная атмосфера, именно—светятся атомы и молекулы кислорода, азота и других газов, входящих в ее состав. Высота, на к-рой происходит это свечение, до наст, времени точно не выяснена. По-видимому, она не меньше 100 км. Спектры свечения во многом напоминают спектры полярных сияний (см.), но ймеются и большие различия.

Природа Н. н. с. окончательно

еще не выяснена. Существует целый ряд теорий для объяснения этого явления: теория электронного возбуждения, теория возбуждения свечения космическими лучами, фотохимическая теория и др. Какая теория более правильна, сказать пока не представляется возмоясным. Несмотря на это, изучение Н. н. с. имеет существенное значение д л я исследования свойств высоких слоев атмосферы и во многом разъясняет природу физико-химич. процессов, происходящих там. Поэтому в наст, время Н. н. с. уделяется большое внимание.

НЕБА ЦВЕТ

НЕБА ЦВЕТ. Нобо имеет ярко-синий цвет в зените, к горизонту переходящий в бледного-лубой. Синева неба различна в различных мо-стах наблюдения и различных метеорологич. условиях. При восходе и закато солнца небо принимает разнообразные цвета с преобладанием желтого, оранжевого, красного. Относительно причины цвета неба еще Эйлером в 1770 было высказано предположение, что цвет принадлежит самому воздуху. В 1853 Брюкке произвел опыты с мутной средой и доказал, что белый свет, проходящий через мутную среду, окрашивается в желтовато-красный цвет, свет же, рассеянный мутной средой, приобретает голубоватый оттенок. Применяя понятие о мутной среде к воздуху,

Релей показал, что интенсивность света, рассеиваемого молекулами воздуха, должна быть обратно-пропорциональна четвертой стопени длины волны ^ I = j, т. е.интенсивность рассеянных лучей увеличивается к фиолетовому концу спектра (см. Рассеяниесвета). Так как от неба мы получаем свст рассеянный, то очевидно, что в окраске его должны преобладать цвета синий и голубой. В проходящем свето получается картина об-ратная: лучи фиолетового конца спектра задерживаются атмосферой и рассеиваются, лучи лее красного конца спектра проходят более свободно и окрашивают небо в соответствующие тона.

Большое содержание пыли в воздухе придаст цвету неба белесоватый оттенок, т. к. крупные частицы пыли рассеивают свет обратно-пропорционалыш не 4-й, а меньшим степеням длины волны. В воздушных массах полярного и мор-ского происхождения, с малым пылесодержанием, цвет неба более насыщенный, чем в запыленных тропических и континентальных воз-душных массах. С высотой, по мере разрожения воздуха и уменьшения содержания в нем пыли, синий цвет ноба становится более интенсив-ным, а в стратосфере даже переходит в фиолетовый и фиолетово-черный. Для определения интенсивности синевы неба применяется чаще всего т. н. шкала Линке.

Рассеяниесвета   полярных сияний (см.),

НЕБЕСНЫЙ СВОД, калсущийся куполообразный свод, возвышающийся над головой на-блюдателей. В древности Н. с. рассматривал ся как твердый, реально существующий купол, прикрывающий землю наподобие перевернутой чаши. Это ошибочное представление о Н. с. нашло отражение в ряде религиозных сказок о «небесной тверди». В настоящее время установлено, что картина Н. с. является результатом освещенности земной атмосферы. Еще древне-греч. астрономы обратили внимание на то, что форма Н. с. отличается от полусферы и кажется сплющенной (растянутой по горизонтальному направлению). Изучение этого явления показало, что чем сильнее освещен Н. е., тем больше кажется он сплюснутым.

Количественные суждения о сплюснутости Н. с. можно получить, определяя положение точек, к-рые кажутся распололсенными на Н. с. в точности по середине между зенитом и горизон-том. Угловое расстояние этих точек от горизонта всегда оказывается меньше 45° и дохо-дит до 20°, что соответствует сплюснутости, при к-рой горизонтальный радиус II. с. кажется в 4 раза болыпо высоты Н. с. Сплюснутостью Н. с. молсет быть объяснено широко известное явление кажущегося увеличения размеров Солнца и Луны близ горизонта, так как при таком их расположении человеческий глаз относит их на более далекое расстояние, чем тогда, когда он видит их сравнительно высоко над горизонтом.

КОСМОС

КОСМОС (от греч. cosmos—порядок, мир, вселенная), впервые, согласно древним известиям, обозначает вселенную у греческого философа Пифагора, который усматривал в ней гармоническую пропорциональность частей. Последующие греческие философы под К. понимали систему вещей и явлений, исполненную целесообразности и гармонии. В эпоху Возрождения алхимики различали великий К., т. е. макрокосм, под к-рым понималась вся природа и вселенная, и малый К. , т. е. микрокосм, под к-рым подразумевали человека. Между этими двумя мирами устанавливалось ими бесконечное количество сходств и сокровенных соотношений.

Обновлено: 13.04.2024 — 21:40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *